Как звери в лесах Хабаровского края творят правосудие

Охотничьи рассказы

Когда не медведь прокурор, а человек человеку — друг, товарищ и брат

Так сложилось, что жизнь разделилась на две неравные части. По долгу службы больше половины года провожу в тайге — в экспедициях и охоте. Потом, приезжая в город, попадаю в совершенно иной мир. Различия существенны и многообразны, сложно все изложить словами. Стал обращать внимание на способы и приемы решения возникающих в жизни проблем в тайге и обществе людей.

Ты скотина, бурундук!

В лесопитомнике одного из лесхозов высеяли кедровые орехи с целью получения сеянцев и последующей высадки их на лесокультурную площадь. Естественно, что посевы привлекли внимание лесных обитателей, для которых орех был основной, жизнеобеспечивающей пищей. Как специалиста по проблемам кедра, меня попросили оказать помощь в защите посевов.

Для наблюдений устроился в кустах около поля. Установил видовой состав и численность вредителей, динамику и объем урона. Свирепствовали в основном бурундуки. Набив защечные мешки орешками, как челноки, они непрерывно носились в лес, прятали добычу в дупла и снова бежали за дармовщиной. Срабатывал инстинкт запасания, выработанный и диктуемый природой. Некоторые из них были настоящими рационализаторами: очищали орех от скорлупы еще на поле. Пик активности приходился на раннее утро и вечер. Бурундуков было так много, что создавалось впечатление сборища со всей прилегающей территории.

В один из дней услышал писк и гвалт у себя за спиной. По огромному дуплистому ясеню молнией носились два бурундука. Один догонял другого и драл его с яростью. Тот вопил во весь голос и, как мог, спасался от острых зубов собрата. Кончилось тем, что убегающий свалился с дерева бездыханным. Потом оказалось, что хозяин дупла поймал вора прямо на месте преступления. Тот, не утруждая себя походами на поле, таскал орехи в свой схрон, грабя соседа.

Мы и они

И тут подумалось: а ведь у животных нет судов, прокуроров, милиции, адвокатов и других атрибутов, когда матерые настоящие воры получают условные сроки или досрочно выходят на свободу, продолжая жить припеваючи. В тайге нет «дышла», которое с помощью денег можно повернуть, и оно выйдет куда нужно для всех вышеперечисленных. В юриспруденции звери не разбираются, но суд у них скор и справедлив, каждый получает то, что заслужил.

Лесной кордон

Работа в экспедициях в тайге кочевая. Если поблизости нет избушек, ставим палатки. Все природные процессы тут же отражаются на тебе. Дождь или солнечное пекло, комарье и утренняя роса на траве и кустах. Как-то за полевой сезон ни разу не пришлось стирать энцефалитку. Роса, дождь и кусты заменили стиральную машину. Сохло все прямо на ходу.

В один из сезонов повезло: на кордоне лесников нашлось сносное жилье. Главное — крыша над головой и возможность полноценно отдохнуть. Здесь, в глухом распадке, жили пять семей. Кормились огородами, хозяйством и тайгой. В первый же день произошел курьезный случай. Пока народ обустраивался, я взял трехлитровую банку и пошел по поселку в поисках молока, к которому был великий любитель.

Сохнувшие на кольях изгороди банки, сарай во дворе и копна сена свидетельствовали о наличии здесь коровы. На стук никто не ответил, отворив дверь и зайдя внутрь, увидел пожилую женщину среднего роста с коричневатым цветом лица и темными волосами. Посреди избы на крюке висел узел творога в марле со стекающей в лохань сывороткой. В углу дома, на полке, лежала горка яичек. Обрадовался возможности получить нормальную домашнюю еду. Попросил у хозяйки продать молока, на что получил ошеломивший меня ответ — нет его. Отказали и во всем остальном — твороге и яичках. Позже узнал, что это была семья кержаков-старообрядцев. Их вера запрещала иметь контакты с мирянами.

Особенности потребления национальных напитков

Круг развлечений жителей кордона ограничивался церковными и государственными праздниками — для застолья законный повод. В качестве хмельного пили медовуху, изготавливаемую из меда и перги — даров тайги, поставляемых пчелами. Но приготовление этого напитка было сложным и кропотливым и зависело всецело от мастерства хозяев. В разных семьях крепость и вкус напитка отличались в разы. Особенно крепким зелье удавалось бабке Ульяне. Жила она с дедом, здесь же обитали их две замужние дочери.

Однажды отметить праздник пригласили и меня. Стол был полон закусок и еды на любой вкус. Горками высилось мясо дикого зверя. Как и заведено, гулянка началась в доме стариков. Потом стихийно она перекочует в дом с медовухой послабее и через недельку, в лучшем случае, завершится в доме самых неумелых виноделов.

Молоко — редкая добыча в тайге

Бочка с медовухой стояла в подполье, а к столу ее подавали в эмалированном ведре. Напиток по вкусу приятен, напоминает хлебный квас. Глядя на мое усердие в употреблении напитка, сосед по застолью предупредил о коварстве этого зелья. Естественно, замечание пропустил мимо ушей.

Из всех мужиков на кордоне особенно буйным нравом выделялся Михаил, муж старшей дочери бабки Ульяны. Если у одних от медовухи отказывали ноги, то у Мишки, наоборот, — заклинивало голову. Мужик обладал приличной силенкой, был горяч, необуздан и ревнив. В ближайшем лесу не осталось ни одного дерева, к которому не приревновал бы он свою половинку. Частенько поколачивал ее.

По нашему, по-таежному

Закон перехода количества в качество сработал после нескольких выпитых ведер зелья. Шумная беседа переросла у Мишки в выяснение отношений. Мужики дружно навалились на затеявшего драку, но разлетелись по сторонам. Справилась с буяном бабка Ульяна. Взяв около печки полено, она сзади огрела зятька по темечку, тут же он рухнул на пол. Довершили дело мужики, отнесшие буяна в ближний лес на перевоспитание комарам. Под утро протрезвевший родственник приполз домой. Сурово усмирили, но действенно и просто.

Злую шутку в тот раз сыграла медовуха и со мной. Почувствовав перебор, засобирался домой, ругая себя за то, что не внял совету опытного соседа. Голова удивительно ясно соображала, а вот ноги не держали. Дабы не опозориться, держась за стену, вышел на крыльцо. А далее на четвереньках, через грядки с картошкой и под изгородью приполз домой.

Однажды внимание лесников привлек мужик, шедший через поселок. Появление постороннего в глуши — это событие, которому необходимо найти объяснение. Тот ответил, что живет в городе, бедно, семья большая, разрешите добыть мяса на пропитание. Посочувствовали и отпустили, при этом предупредив, чтобы на солонце было чисто: потроха и остальные отходы унести и закопать, дабы не отпугивать зверя. Но мужик не внял, что разовое разрешение — не повод для серийных походов в лес. Засекли его торгующим мясом на стихийном рынке. Наказание было быстрым и справедливым.

Лесной приговор

Завершились полевые работы, и настал долгожданный сезон охоты. Получив отпуск, отправился в свои охотничьи угодья, выставил капканы по путикам и через каждые два дня ходил с проверкой. Соболь — зверек осторожный, а если на участке появился «академик», забот с его отловом будет предостаточно. Свое пренебрежение к охотнику он выражает самым непристойным образом, сходив по-большому на замаскированный капкан.

Лесной тотем аборигенов

Поднимаясь по склону недалеко от тропы, услышал крики колготившихся ворон. Это стайная, дружная птица, неадекватно, по нашим понятиям, поступающая с обнаруженной пищей. Первая же ворона поднимает крик на всю округу, созывая товарок. Оставив котомку, пошел проверить причину сборища. Из опыта знал: если вороны кричат, сидя на деревьях, значит хозяин охраняет добычу и туда лучше не ходить. В этот раз птицы пировали на земле. Подкравшись с предосторожностями, на всякий случай, увидел остатки чушки, почти наполовину съеденной тигром.

Не стал их забирать, дабы не портить отношения с полосатым кошаком. Да и не голодал я в то время. По прошествии нескольких дней ворон на этом месте не оказалось, было тихо. Любопытство, говорят, не порок, пошел осмотреть место былой трагедии. Издалека увидел тело рыжего зверя, но по размерам — это не тигр. Оказалось, наполовину съеденная лиса. По-видимому, Патрикеевна, привлеченная криком ворон, явилась отведать тигриной добычи и сама на месте преступления попалась в лапы кошки. Скорый и праведный исход — не воруй.

Сопоставляя и логично анализируя факты, задумался: а как же все это решается в разумном человеческом обществе? Здесь законы и порядки решения ситуаций наверняка должны быть более справедливыми, не звери ведь! Лучше бы не вникал в этот серпентарий. От сравнения на душе стало не только горько, но и до безысходности тоскливо. Так, может, следует спросить совета у бурундуков или тигра, как отстоять и защитить свое добро?

Леонид Тимченко, Вяземский район

Энцефалитка – распространенное название специальной защитной противоэнцефалитной одежды.  Разрабатывали ее по заказу НИИ геологии специально для геологов и смежных профессий. Изначально это была куртка-анорак, которая носилась заправленной в брюки и имела ряд особенностей: утягивающие резинки на манжетах, на рукавах, груди и спине – планки (ловушки) для клещей; капюшон с утягивающим шнуром. Штаны в комплекте не предусматривались, как и антимоскитная сетка. Позже появился комплект, включающий брюки, причем с утягивающей резинкой внизу штанин, которая подразумевала ношение штанов поверх ботинок или заправленными в сапоги.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.