Как в Хабаровском крае охотник с медведем столкнулся

Хозяин леса

Человек и медведь — две самые реальные угрозы в дальневосточной тайге

Встреча с косолапым в тайге порой чревата большими проблемами. Об этом рассказывает в своих записках Леонид Тимченко, кандидат сельскохозяйственных наук из Вяземского района.

Обратил внимание: если десятки лет работать в тайге, со временем привыкаешь к обитающим рядом с тобой зверям и их повадкам. Самыми эмоциональными и запоминающимися были встречи с медведями. Животные эти — очень умные, коварные, хитрые и, что самое плохое, с непредсказуемым поведением. Хотя и редкие, но трагические случаи гибели людей — тому подтверждение. Особенно опасны встречи с медведицей, когда она с медвежатами или на туше добытого животного. Опуская десятки обычных контактов, расскажу о паре эпизодов из своей жизни.

В тот год урожай кедровой шишки оживил жизнь в тайге. Такие кормильцы, как кедр, дуб, орех маньчжурский, еще не были так варварски вырублены любителями задарма обогатиться за счет природы. Получив разрешение на добычу зверя, так называемую лицензию, шел с карабином по кедрово-широколиственному лесу. Это самые богатые на фауну и флору насаждения из всех регионов нашей страны. Ветерок и неглубокий снег скрадывали шум от шагов.

Это и стало причиной неожиданной встречи со зверем. К кедру с кормящимся на нем медведем я подошел вплотную. Бегство его с дерева было таким неожиданным и быстрым, что я даже не успел выстрелить. Подосадовал на упущение – это же съедобное в те времена мясо, целебная желчь, жир и богатая шкура!

Из любопытства осмотрел другие деревья и в ветвях соседнего кедра увидел второго крупного медведя. Он, затаившись, наблюдал за мной. Выцелив голову, нажал на спуск. И тут случилось совсем неожиданное и неприятное. С дерева упала только половина медведя: нижняя часть осталась в вершине кедра. В нескольких метрах от меня лежал некрупный зверь. После минутного замешательства понял: в кроне сидел пестун — прошлогодок, а под ним — медвежонок.

Сложилась опасная ситуация, медведица может возвратиться в любой момент. В то же время я не мог бросить добычу. Положив рядом карабин СКС, приступил к разделке туши. Спустя время спиной ощутил тревогу: похолодела и скукожилась кожа. Хватаю карабин, палец на спусковой крючок и разворачиваюсь. Успел заметить бурую спину зверя, скрывшегося в кустах. Слава Богу, пронесло, но в душе осталось неприятное ощущение. Страха не было, только тревожное состояние. В этой ситуации спасительной была, наверное, полная уверенность в себе и оружии. Нестарое мясо, нагулянное на корешках, травах, грибах и кедровых орешках, было деликатесом, не сравнимым ни с чем другим.

Заглянувшие вечером в гости егеря в беседе проронили мимоходом, что в таком-то месте лежит туша убитой изюбрихи. По всей видимости, раненой она ушла от охотников по чернотропу и погибла. Сделал вид, что информация меня не интересует, планируя найти тушу и половить на приваде пушнину. На второй день пришел в указанный район и стал внимательно наблюдать за сопками. Через полчаса заметил над одной из них ворон. Эта вездесущая птица обладает необыкновенным чутьем на падаль.

В этом убедил меня один случай. Охотясь, подстрелил изюбря. Стояла пасмурная предвечерняя погода, шел снежок. В небе на большой высоте пролетел, каркая, ворон. Я стоял у туши в густом пихтарнике и решил понаблюдать за поведением птицы. Пролетая над нами, ворон замер на месте, а затем, снижаясь кругами, сел на дерево рядом. Я был поражен то ли зоркостью, то ли чутьем этой птицы, учуявшей добычу с такой высоты.

Запеленговав место появления ворон, точно вышел на остатки изюбрихи. Лежала она на хребтике сопки, частично объеденная птицами и колонками. Выставил штук пять капканов, привязал к ногам туши. С проверкой пришел через два дня, но место было пустым. Олениху утащил зверь, в подтаявших в снегу следах разглядел крупные отпечатки лап медведя. Поскольку время подошло к обеду, предположил, что зверя на приваде уже нет и можно забрать дефицитные капканы. На всякий случай зарядил стволы своей БМ-16 пулями Майера и взвел курки.

След волока спустился в распадок и пошел далее низиной. Двигался медленно, тщательно осматривая округу. Пройдя метров триста, увидел очень крупного медведя, поднявшегося за толстой кедровой валежиной. Расстояние превышало 50 метров, видны были крупная голова и спина зверя. Стоя на открытом месте, быстро обдумал ситуацию. Стрелять по частично видимому корпусу было опасно, отступать тоже нельзя, хищник настигнет меня в несколько прыжков. Лучше попытаться сбить его стоящим на месте, чем прыгающим ко мне. Были случаи, когда даже с простреленным сердцем зверь успевал убить охотника. Обездвижить зверя можно, только прострелив ему позвоночник. Крепко вдавил приклад в плечо, подвел прицел и нажал на спуск. Трудность состояла в том, что для убойности пулю надо было пустить через снег, лежавший на валежине. А если там окажется сук или другое препятствие? Зверь не получит серьезного ранения, а мои шансы выжить станут равны нолю.

После выстрела медведь яростно взревел и, подскочив над валежиной, забился в судорогах. Рев был таким, что у меня на голове поднялась шапка и затряслись ветки на ближних деревьях. Перезарядил ствол и в напряженном состоянии продолжал наблюдать за зверем. Спустя время подошел ближе и через валежину выстрелил в голову. После этого медведь был жив еще около двух часов, только затем я приступил к разделке.

Пять мешков мяса выносил за семь километров, шестой была ноша со шкурой. При первой выноске случился небольшой казус. Поперек тропы протекал ручей с крутыми бережками. Пустым проходил через него без проблем, идя обратно нагруженным, провалил лед и рухнул в ключ. Тяжкая ноша тянула меня вниз. Захлебываясь, с трудом освободился от лямок, на коленях выполз на берег. Затем вытащил котомку из ручья, водрузил ее на спину и мокрый пять километров шел к избушке.

Вызванная из Хабаровска машина приехала через несколько дней вечером. Пока я собирал свои вещи, шофер с напарником грузили мешки. Подслушал мимоходом сказанные слова одного из них: «Мы вдвоем, по ровной тропинке еле несем один мешок. А как же он тащил на себе мешки по тайге за семь километров?» А это все называется одним словом – «охота».

Леонид Тимченко, Вяземский район

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.