Как в Хабаровском крае искали панцуй

Охотничьи рассказы

У каждого человека есть свой любимый месяц в году. У определенной категории таежников  — это август. Во второй-третьей декаде месяца созревают розетки ягод самого знаменитого дальневосточного растения — женьшеня.

К этому времени они приобретают яркий красный цвет, значительно облегчающий поиск корня в лесной чаще. Ведь это растение небольшой высоты, до метра. В мутовках, перпендикулярно к стволику, располагаются три боковых отростка с пятью продолговатыми листьями на каждом. Находка этого знаменитого растения в тайге — солидный трофей, а для корневщика не только добрая прибавка к семейному бюджету, но и мощный психологический фактор, и память на многие годы.

Знаковая встреча

Работая в экспедициях в Приморском крае или на юге Хабаровского края, не терял надежду найти женьшень.  Но не везло. В одной из таежных деревень познакомился со стариком-пасечником Никифором Евтихиевичем Тестиком. Чем-то я ему приглянулся, и он поведал о плантации корня в тайге. Досталась она ему от знакомого китайца, жившего по-соседству. (В довоенное время был период, когда китайцев депортировали с Дальнего Востока. По душевной доброте отъезжающий сосед и  рассказал о своей плантации корня.)

Дед Никифор поведал эту историю мне, сам уже будучи в преклонном возрасте. Ходил я на это место, обследовал всю территорию, но ничего не нашел. Правда, тот сезон был очень дождливым, а женьшень — растение очень капризное и мог сделать паузу своем росте, залечь в спячку.

За панцуем

Но желание самому найти корень не оставляло меня. И вот нашелся попутчик — местный oxoтовед Егорушин, согласившийся попытать удачи. Взяв все необходимое, на бортовом УA3e с легкой алюминиевой будкой мы отправились в Приморье. В Кировском свернули с трассы и, переехав по мосту реку Уссури, взяли направление на таежную деревеньку Марьяновка, расположенную в шестидесяти километрах от районного центра. Далее вокруг тайга.

Местный лесничий подробно объяснил нам, как проехать в известное урочище Кислые ключи. Пробираясь 18 километров по волокам, размытым дорогам и болотам, мы наконец-то прибыли на место и устроили лагерь.

Уникальное место. Маленькая полянка у основания хребта, на которой находится три родника с водой буроватого цвета, рядом — родничок с нарзаном: метрах в двадцати, в зарослях кустарника из-под скалы вытекает чистейший ручей. Особенностью его была еще и низкая температура, продукты в нем сохранились как в холодильнике. Сотни лет назад, как повествует легенда, этот источник обнаружили охотники, преследуя раненого изюбря. Звери издавна лечились этой водой.

Небывалая легкость бытия

С напарником решили «убить двух зайцев» разом, подлечить свои радикулиты и суставы, а потом поискать корень. Курс лечения 10 дней, с приемом ванн утром и вечером по 11 минут. Три ванны стояли в дощатом сарайчике, построенном лесхозом, а котел на 16 ведер был на улице. Парились в нагретой воде из родника, после процедуры чувствовалась легкость во всем теле, невесомость его. Позднее приходилось лечиться в радоновых источниках Хабаровского края, но действие было угнетающее. Через 7 минут сеанса я выползал из ванны как полудохлый червяк.

Мой напарник передумал искать женьшень и решил ограничиться лечением. Моя же душа не выдержала, и в один из дней отправился искать корень в хребет на другой стороне долины. Охотничий нож на поясе, в руках панцуйка — палка для обшаривания зарослей. Из еды взял небольшой кусочек хлеба и сала, о чем потом горько сожалел. Перейдя долину, поднялся в среднюю часть склона и медленно, зигзагами пошел вдоль него. Овладело трепетное чувство ожидания увидеть чудо природы Дальнего Востока. А может, за этими кустами, а вот за тем бугорком? Но и там, и далее было пусто.

Лубянка дальневосточная

Перевалил на другую сторону хребта и тщательно обследовал его, постепенно удаляясь все дальше от табора. В обед съел бутербродик, пожалев о его малых размерах. Погода сопутствовала поискам, день был жаркий и солнечный. Кедры и липы давали тень.

Появились травы и кустарники, соседствующие с женьшенем. И вот, наконец, я увидел более весомое доказательство наличия искомого растения — молодой кедр со срезанным пластом коры, так называемой лубянкой. После выкопки корня с кедра срезают квадратный пласт коры, выстилают его мхом, кладут корень и заворачивают его как в конверт. Это проверенный способ сохранить капризный корень, чтобы он не потерял своих целебных свойств.

Надежда на фарт возросла. Пришло опасное чувство азарта, заставившее удвоить внимательность и двигаться далее, невзирая на время. Меняя направления, бороздил склон, особенно осматривал овражки и неудобные для прохода места. И опять ничего, хотя не пропадало чувство, что корень здесь, он рядом. Надо только найти его. На выручку пришел философский закон перехода количества в качество. Мною овладели голод и усталость. До заката оставалось несколько часов. За день ходьбы потерял чувство ориентации, поскольку на уме было другое. Видневшийся на другой стороне долины хребет я принял за свой и решил выйти к нему, а затем подняться к табору.

Не фартануло

Спустившись вниз, напоролся на медведя, рявкнувшего на меня. Заскочил на поваленный сухой ясень и начал стучать панцуйкой по ветвям, рыча при этом на зверя. Но не тут-то было, медведь оказался упрямым и не хотел уступить дорогу, продолжал рычать. Пришлось согласиться с его доводами, отступить назад и обойти упрямца стороной. Сработало.

Долина несколько лет назад была пройдена сплошной рубкой. Густо заросла кустарником и какой-то плетушкой с острыми и длинными, до 2 сантиметров, шипами. Это очень затрудняло передвижение. Но худшее ожидало меня впереди. Не доходя до хребта, наткнулся на речушку, вода в которой текла не в ту сторону, которая мне нужна. До сознания дошло, что вышел не в свою систему, пришлось вернуться назад и с высоты осмотреть долину. В синеве определил сопку, у основания которой должен стоять наш табор.

Было очень далеко, а силы — на исходе. Сознание выдало: дескать, влип ты со своей упертостью капитально. По солнцу взял направление на сопку и пошел по долине, хотя уверенности в правильности движения не было. Силы медленно уходили из тела, взамен оно наливалось свинцовой тяжестью. Шел, не обращая внимания на колючки и сучья, рвавшие одежду. Начало темнеть, и я наконец-то вышел на свою тропу. Но мышцы выдали уже все, что смогли, и я отдыхал дольше, чем шел. Последние километры дались на автомате, на полусогнутых ногах. Выйдя на край поляны, встретился с напарником. Его перекошенное страхом лицо как зеркало отразило мой внешний вид. Позже он сказал: «Лицо у тебя было черно-синее, из одежды — воротник и манжеты от рукавов, остальное лохмотья».

Корень жизни

За два дня ожил, а на третий вброд перешел речушку и по барсучьей тропе начал подъем по очень крутому склону. На самом верху попал на ровную площадку с поваленными кедрами. Прополз под ними и в центре уступа уперся взглядом во что-то необычное.

Несколько секунд зрение и сознание адаптировались, и я понял, что стою перед небольшой плантацией женьшеня — до тридцати корней. Выделялись шесть крупных растений с корешками от тридцати и более граммов. Остальные поменьше, а вокруг полно «деток». Верно говорят: таинственное растение. Чувство чего-то трепетно-доброго наполняло душу, когда я скрупулезно занимался выкапыванием. Чтобы не потерять полезных свойств корня, надо каждый волосик его сохранить и не травмировать тело редкой находки.

Через несколько лет, будучи в Приморье, заглянул на уже «свою» плантацию. Место было пусто: кто-то наткнулся на нее и выкопал все корни, даже «деток» для посадки у себя дома. Но я не жалею, на все, как говорится, воля божья — он дал, он и взял.  Кого-то мои корни вылечат от недуга, недаром панцуй называют громким именем — корень жизни.

Леонид Тимченко, Вяземский район

Панцуй – женьшень — на языке приморских аборигенов, а также магический возглас, применяемый аборигенами при поисках дикого женьшеня.

Культурные посадки женьшеня в Хабаровском крае проводились в районе Лазо, а в Приморском —  в совхозе «Женьшень» Анучинского района.  В Приморье полезный корень выращивали на 35 гектарах. Продукцию поставляли на фармакологические предприятия страны и даже на экспорт. Лекарства с женьшенем применяли для лечения военных и реабилитации космонавтов. В 2002 году приморский совхоз прекратил свое существование. Сегодня на этих землях снова занимаются разведением редкой культуры. В естественных условиях дикорастущий женьшень встречается в Приморском крае, на юге Хабаровского, а также в северо-восточной части Китая.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.