К чему приведет лоббизм на Амуре?

Рыбная ловушка

В рамках одного из расследований — «Конкуренция уничтожает Амур» — мы опубликовали материал, в котором речь шла о странном письме представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС) из Ульчского района, адресованном представителям официальных структур, в том числе губернатору Хабаровского края. Специально акцентируем внимание на странном характере послания, поскольку подписали его не простые рыбаки, а в основном чиновники. Более того, подписанты попросили у Сергея Фургала не какой-то конкретной помощи аборигенам, а поддержки в перераспределении ценных добычных ресурсов (кеты и горбуши) в пользу промышленников своих территорий. Исходя из этого, мы задались двумя вопросами: нет ли здесь откровенного лоббизма и не «подставляют» ли таким образом губернатора? Ну а сейчас — об интересантах. Точнее, о тех, кто может быть такими интересантами.

«Наш спонсор»

Для начала — небольшая цитата из прошлой статьи. Глава администрации села Сусанино Леонид Чурбаш, рассказывая о том, что в низовьях Амура работают «олигархи», которые и не дают рыбе пройти выше по реке, в Ульчский и Комсомольский районы, признал, что крупные игроки рынка есть и на его территории: «В частности, бизнесмен Евгений Пухкалов — это наш основной спонсор. Такие, как он, и должны иметь право на вылов рыбы, поскольку у него есть перерабатывающие мощности».

Насчет «права» — вопрос спорный, поскольку это регламентируется не желанием конкретных чиновников, а нормами закона. Что же касается «мощностей», то здесь Леонид Чурбаш однозначно прав: Евгений Пухкалов, действительно, крупный бизнесмен, обладающий серьёзным объёмом перерабатывающего оборудования. Большим количеством морозильных камер, например, или перерабатывающими цехами, расположенными на ранее списанных речных судах. Он на самом деле уделяет большое внимание развитию переработки.

На своих мощностях

Если судить по открытым источникам, то рыбопромышленник Евгений Викторович Пухкалов появился на отраслевом рынке в середине нулевых и уже вскоре стал наращивать рыбоперерабатывающие мощности в больших объёмах на территориях Ульчского, Комсомольского и других районов Хабаровского края. Другого пути у него тогда и не было, поскольку ещё в апреле 2008 года Правительство РФ издало постановление № 264, в котором утверждались параметры организации и проведения конкурсов на право заключения договоров пользования рыбопромысловыми участками (РПУ). Так вот, в этом документе было изложено несколько ключевых требований к заявителям, в том числе такое — претендент на РПУ должен был официально подтвердить, что у него есть собственный или арендованный перерабатывающий завод. Причём он обязан был указать, какой объём рыбной продукции на этом заводе производится. Только в этом случае можно было приобрести участок. И здесь есть один важный момент. Именно в середине нулевых, после почти столетнего (!) перерыва, на Амуре начался настоящий рыбный бум. Лососёвые буквально стадами шли в заездки и сети рыбаков. Например, если в 2007 году в реке было выловлено полторы тысячи тонн кеты летней, три с половиной тысячи тонн кеты осенней и порядка тысячи тонн горбуши, то на следующий год добычные объёмы выросли до трёх с лишним тонн кеты летней, четырёх с половиной тысяч тонн кеты осенней, а также до без малого полутора тысяч тонн горбуши. В 2009 году путина ещё больше обрадовала рыбаков — они взяли свыше восьми тысяч тонн кеты летней, почти пять тысяч тонн кеты осенней и более трёх с половиной тысяч тонн горбуши. Дальнейшие прогнозы науки также были весьма положительными, поэтому тогда многие бизнесмены вступили в период «холодной войны», то есть скупали максимально большое количество морозильных камер, являющихся основным оборудованием на всех рыбоперерабатывающих заводах. Чтобы получить конкурентное преимущество на конкурсах и стать пользователями РПУ, разумеется, поскольку рыбалка становилась натурально «золотой». В этот процесс активно встроился и Евгений Пухкалов.

Рыбный бум

Вот что он сам рассказывал впоследствии в интервью газете «Рыбак Хабаровского края»:

— Начиналось с того, что мы организовали бригады рыбаков и подвизались на путину. Свой первый участок получили в 2009 году. Сегодня мы приобрели необходимый опыт в промысле и рыбопереработке. Мы считаем, что дальше увеличивать объёмы промысла нам нецелесообразно. Гораздо эффективнее и правильнее дополнительные усилия направить на глубокую переработку…

Да, на первый взгляд, фраза г-на Пухкалова звучит почти безукоризненно, и глубокая переработка рыбы для государства и региона — достижение значительное. Вот только что можно перерабатывать, если не будет «объёмов промысла»?

Впрочем, об этом позже. На тот момент рыбы в Амуре хватало всем, и даже более чем. Неслучайно руководитель Хабаровского филиала ВНИРО Николай Колпаков сейчас говорит, что для рыбаков то время было «периодом исторических максимумов». Вот показательная динамика:

— 2010 год: 9,5 тысячи тонн кеты летней, 6,8 тысячи тонн кеты осенней и 6,4 тысячи тонн горбуши;

— 2011 год: 7,6 тысячи тонн кеты летней, 7,9 тысячи тонн кеты осенней и 3,3 тысячи тонн горбуши;

— 2012 год: 16,1 тысячи тонн кеты летней, 11,5 тысячи тонн кеты осенней и 9,2 тысячи тонн горбуши;

— 2013 год: 14,3 тысячи тонн кеты летней, 9,8 тысячи тонн кеты осенней и 1,9 тысячи тонн горбуши;

— 2014 год: 13,3 тысячи тонн кеты летней, 22,3 тысячи тонн кеты осенней и 14,8 тысячи тонн горбуши;

— 2015 год: 6,9 тысячи тонн кеты летней, 29,7 тысячи тонн кеты осенней и 1,7 тысячи тонн горбуши;

— 2016 год: 14,6 тысячи тонн кеты летней, 27,4 тысячи тонн кеты осенней и 23,1 тысячи тонн горбуши.

На перспективу?

Увы, 2016-й стал последним в череде по-настоящему рыбных лет. И уже тогда учёные из ВНИРО прогнозировали последующий промысловый спад. Но на тот момент многие рыбопромышленники, что называется, не снимали розовых очков и продолжали наращивать перерабатывающие мощности. Не отставал от коллег и Евгений Пухкалов. А порой и опережал, поскольку ввёл в эксплуатацию заводы по глубокой переработке рыбы и стал выходить даже на международные рынки. Но здесь стоит сделать небольшое отступление от темы.

Итак, большую часть своих рыбопромышленных активов бизнесмен Пухкалов нарастил в Ульчском и Комсомольском районах, хотя исторически «рыбной житницей» Хабаровского края всегда считались Николаевский район и Амурский лиман. Так было и в дореволюционное время, и в советский период. А в 1981 году Министерство рыбного хозяйства СССР издало Правила для рыболовства в водоёмах Дальнего Востока, где предельно ясно сказано: «Разрешается лов горбуши, летней и осенней кеты в реке Амур, на участке от г. Николаевска до села Мариинское, Амурском лимане, Сахалинском заливе, Татарском проливе в пределах установленных лимитов».

Заметим, что о других «верхних» районах в этом документе не было сказано ни слова, несмотря на то, что советская наука была, как известно, очень сильной и все решения отраслевых министерств принимались строго на основании сбалансированных научных данных. Например, один из ветеранов рыбной промышленности Дальнего Востока, бывший председатель рыболовецкого колхоза «Ленинец» в Николаевском районе Владимир Кузьмин вспоминает:

— Все промысловые мощности были сосредоточены у нас в районе. Ловили мы заездками, на основании строго определённых лимитов. Рыбы хватало всем. Ученые тогда не зря свой хлеб ели — прогнозы были многолетние. Поэтому все рыбаки знали: добывать рыбу на Среднем и Верхнем Амуре можно только в очень небольших объёмах, поскольку там и сейчас нерестятся лососёвые. Никто бы не позволил вырезать нерестилища, как в наше время это происходит сплошь и рядом. Я уж не говорю о качестве рыбы, ведь в Амурском лимане добывается лучшая кета-серебрянка, а до середины и верховьев доходит уже «битая» рыба, которую, по идее, даже на продажу выставлять нельзя. Там только икра ценность представляет.

Ещё один известный рыбак, просивший не называть его имени, был более откровенен по поводу дня сегодняшнего:

— Я удивляюсь людям, которые скупали РПУ и наращивали производство в Ульчском и Комсомольском районах, ведь изначально было понятно: лососёвые в промышленных объёмах всегда добывали в Амурском лимане. Так сложилось исторически, за почти полтора столетия. Да и наука рекомендует рыбачить, главным образом, в низовьях. В Ульчском, Комсомольском и других районах даже представители КМНС в советские годы на воду за рыбой не выходили — им её, уже солёную, в бочках ежегодно по осени поставляли колхозы. Может, кто-то из них и рыбачил дедовским способом, то есть острогой, но всё это были мизерные объёмы. На это даже инспекторы глаза закрывали, ловили только браконьеров с сетками — вот им давали солидные сроки. Но и сети тогда исчислялись единицами. Так что могу сказать: нерестилища в срединной и верхней частях Амура всегда были неприкосновенными государственными запасниками. Все понимали: даже если разрешить там рыбалку, рано или поздно всё закончится плачевно — лососёвые станут исчезать. Поэтому, когда в 2008—2009 годы некоторые бизнесмены стали скупать РПУ в Ульчском и Комсомольском районах, было ясно: это ошибка, и ничем хорошим такой подход не закончится.

Те еще объёмы

Тем не менее бизнесмен Пухкалов планомерно наращивал не только глубокую переработку, но и само рыболовство, главным образом в Ульчском и Комсомольском районах. Плюс ко всему он образовывал и перепродавал компании с оформленными на них РПУ. Впрочем, об этих схемах речь пойдёт в следующей статье. Также Евгений Пухкалов, несмотря на заверения из разряда «увеличивать объёмы промысла нам нецелесообразно», как раз увеличивал такие объёмы. Перечень связанных с ним отраслевых компаний довольно велик. Это и СПП СКК «РК имени Куйбышева 2», и СПП СКК «Тахта», и СПП СКК «Океан», и ООО «РА Океан», и ООО «РА Гера», и ООО «РА Амурские зори», и ООО «РА Черный мыс». И все они — в Ульчском и Комсомольском районах. Помимо этого, с бизнесменом Пухкаловым тесно связаны такие предприятия, как ООО «Амур-Пасифик», ООО «РК Чкалово» (оба работают в Николаевском районе) и ООО «Куркал» (функционирует в Амурском районе). Бенефициарами всех вышеперечисленных структур являются либо сам г-н Пухкалов, либо его ближайшие родственники, что видно из учредительных документов.

На пике промышленного рыболовства отраслевые компании бизнесмена также наращивали объёмы. Вот конкретные показатели вылова лососёвых только по Ульчскому району и только за «пиковый» 2016 год:

— СПП СКК «Тахта» — 1769 тонн (15,8% от общего объёма добычи в Ульчском районе и 2,87% вылова от общего объёма в бассейне Амура);

— ООО «РА Гера» — 1005 тонн (8,97% от общего объёма добычи в Ульчском районе и 1,63% вылова от общего объёма в бассейне Амура);

— СПП СКК «РК имени Куйбышева 2» — 929 тонн (8,29% от общего объёма добычи в Ульчском районе и 1,51% вылова от общего объёма в бассейне Амура);

— ООО «РА Океан» — 266 тонн (2,37% от общего объёма добычи в Ульчском районе и 0,43% вылова от общего объёма в бассейне Амура);

— ООО «РА «Амурские зори» — 58 тонн (0,5% от общего объема добычи в Ульчском районе и 0,09% вылова от общего объема в бассейне Амура).

При помощи нехитрых подсчётов можно легко выяснить: структуры Евгения Пухкалова выловили 4318 тонн лососёвых, а это 35,93% от общего промыслового объёма в Ульчском районе и 7% (с учётом 291 тонны, добытой ООО «Куркал» в Амурском районе) от общего рыболовного объёма на Амуре.

2017 год стал для бизнесмена не слишком удачным (впрочем, как и для всех рыбаков Хабаровского края). Его компании добыли 1245 тонн лососёвых, что составило 25,85% от общего объёма добычи в Ульчском районе и 5,2% от общей доли вылова в бассейне Амура. Следующий, 2018 год, был для предприятий Евгения Пухалова примерно таким же, как и предыдущий — 1315 тонн, или 26,26% от общего промыслового объёма в Ульчском районе и 6,8% «по Амуру». Ну а 2019 год стал для амурских рыбаков почти катастрофичным, особенно с учётом их добровольного отказа от добычи летней кеты. Поэтому и структуры Евгения Пухкалова выловили всего 684 тонны лососёвых. При этом процентные показатели вышеперечисленных структур смотрелись совсем неплохо — 22,1% от общего объёма добычи в Ульчском районе и почти 10% от общего же объёма вылова в бассейне Амура. То есть на общем критичном фоне он даже смог улучшить свои позиции и нарастить долю на рынке, тем более что за благополучные для рыбопромышленников годы именно в Ульчском районе наращивались не только объёмы переработки, но и количество рыбопромысловых участков, а также плавных сетей. Но об этом, с конкретными цифрами и фактами, мы расскажем в следующей публикации.

Оригинальные идеи

А ещё бизнесмен Евгений Пухкалов, как мы уже и отмечали, один из самых известных в Хабаровском крае отраслевых общественников. В частности, он возглавляет Дальневосточную ассоциацию рыбоводов, среди учредителей которой фигурируют микропредприятие ООО «Амур ДВ», малое предприятие ООО «Амур-Пасифик» и ООО «ВБР-Трейд». Помимо этого, компании самого промышленника (или связанные с ним структуры) входят в Ассоциацию рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов (АРУК) под руководством соратника г-на Пухкалова Максима Бергели. Об этом человеке мы также довольно подробно расскажем в следующей публикации — это, действительно, интересно. Также к ним на различных дискуссионных и медийных площадках нередко примыкает председатель Хабаровского краевого фонда содействия охране водных биологических ресурсов «Амур» Олег Абакумов. Все вместе они являются носителями множества интересных, оригинальных идей, суть которых заключается в следующем: на Нижнем Амуре засели крупные рыбопромышленники, которые не пропускают рыбу в Ульчский, Комсомольский и другие «верхние» районы. От этого районы сильно страдают — им не только кеты с горбушей, но даже и корюшки не достаётся. Кроме того, общественная группа бизнесмена Пухкалова озвучивает проект «доступа к реке». Мол, каждый, кто живет в прибрежных посёлках, должен иметь законное право на вылов определённого количества рыбы. И вот что показательно: до 2017 года Евгений Пухкалов не был особо медийной персоной. Если и давал интервью, то, как правило, рекламные. Мы догадываемся, почему именно после 2017 года он стал двигателем оригинальных отраслевых проектов. Не менее любопытна и ситуация с его соратником Максимом Бергелей, который ещё несколько лет назад был известен не в качестве общественника, а как фигурант одного из уголовных дел, связанных с мошенничеством. Но обо всём этом — в следующей публикации. 

Александр Матвеев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.