Хабаровский лесопереработчик: Ни в коем случае нельзя экспортировать «кругляк»!

мнение

В сентябре прошлого года на совещании о развитии и декриминализации лесного комплекса президент Владимир Путин дал поручение правительству страны полностью запретить экспорт необработанной и грубо обработанной древесины с 1 января 2022 года

Сейчас в стране и в крае идет обсуждение стратегии развития лесного комплекса. Мы предложили президенту компании «БМ Групп» Наталии Алексеевне Пудовкиной высказать свое мнение по этому поводу.

— Экспорт круглого леса в последние десятилетия в нашей стране (и особенно на Дальнем Востоке) шел поистине с имперским размахом. И вот прозвучало слово президента о его запрете. Это было неожиданно?

— Это было давно ожидаемо. Мы, как лесопереработчики, вздохнули с облегчением: наконец-то!

— Почему так эмоционально?

— Здесь не столько эмоции, сколько экономика. Потому что экспорт круглого леса – это неравноценная конкуренция с переработкой. Последнее время лесная тема обсуждается очень серьезно, идет поиск путей повышения эффективности использования лесных ресурсов. Для Дальнего Востока, где эта отрасль является одной из традиционных, эта тематика особенно чувствительна.

— На каком уровне идет обсуждение в Хабаровском крае?

— Думаю, правительство края, профильные органы власти вовлечены в процесс подготовки предложений в план мероприятий по реализации стратегии, в частности на региональном уровне. Мы же направили свои предложения в Ассоциацию «Дальэкспортлес», которая объединяет дальневосточных лесопромышленников. Ассоциация активно участвует во всех обсуждаемых вопросах развития лесной отрасли.

— И что вы предлагаете?

— Наша позиция: президентское предложение должно стопроцентно выполняться. Мы считаем: ни в коем случае нельзя экспортировать кругляк. Никакой! Ни для кого в данной ситуации не должно быть исключений.

— Какие ваши аргументы?

— Мы называем три причины, по которым надо безоговорочно выполнять решение президента.

Во-первых. На Дальнем Востоке мало экономически доступного сырья по причине плохой инфраструктуры, труднодоступной заготовки леса и дорогой логистики. При всем богатстве наших территорий лесом лесных ресурсов, то есть доступного леса, не так уж много. Поэтому весь кругляк должен стать сырьем для развивающихся местных деревообрабатывающих производств. 

Наталья Алексеевна Пудовкина

Во-вторых. Политика государства должна быть последовательной. Если сказали «а», то говорите и «б». Если сказали о запрете кругляка на экспорт и приоритете лесопереработки, зачем метаться? Зачем позволять предприятиям с высокой долей продаж круглого леса лоббировать свой интерес? Они исходят не из общегосударственных интересов, они ратуют за собственные. Получается непоследовательная политика.

А к чему ведет непоследовательность? Кто-то поверил, вложил огромные деньги в лесопереработку, построив завод, а у него нет сырья. Кто будет вкладывать деньги в лесопереработку, понимая, что круглый лес  будет сырьем для «заграницы»? Значит, лесопереработка развиваться не будет. Ведь еще с 2007 года было объявлено о необходимости развития деревопереработки и вышло постановление правительства о поддержке приоритетных инвестиционных проектов в области освоения леса. Но именно непоследовательность государственной политики привела к тому, что появилось мизерное количество деревоперерабатывающих мощностей на Дальнем Востоке. 

В-третьих. Весь наш кругляк стопроцентно идет в Китай. И тогда мы с ним не конкуренты на одних и тех же рынках. Вот три причины, по которым никакую необработанную древесину нельзя отправлять на экспорт.  

— Почему вы не конкуренты с Китаем?

— Потому что у китайцев гораздо более глубокая степень переработки леса. И гораздо более высокая добавленная стоимость, которая остается после переработки. У китайцев очень развита целлюлозно-бумажная промышленность. Поэтому если мы будем отправлять лес в Китай, то конкурировать с товаром, который делают китайцы из нашего же кругляка, нам будет невозможно.

Они произведут продукцию из нашего сырья и будут торговать на тех же рынках, на которых продаем мы. Но их затратная часть гораздо ниже, а добавленная стоимость гораздо выше. Понятно? То есть каждый кубометр круглого леса, поставленный в Китай по квотам или без них, создаст стопроцентно выигрышного по сравнению с нами конкурента. Соответственно, если Китай будет и дальше получать сырье для своих мощностей, то у нас шансов дальше развивать деревопереработку не будет так же, как и сейчас. Китай — это конкурент, нам с ним тяжело тягаться в экономическом смысле. 

— Продавать лес нашим лесопереработчикам менее выгодно, чем в Китай?

— Конечно. У китайцев и цены, и платежеспособность выше. Экспорт выгоднее, чем внутренний рынок. Они и сегодня покупают кругляк дороже, чем пиломатериал – настолько там нелогичные цены. Кубометр кругляка стоит столько же, сколько стоит кубометр пиломатериала, хотя на него идет от полутора до двух кубометра кругляка плюс все затраты на производство. Понимаете, почему? Экспорт нашего круглого леса им интереснее. Ситуация абсурдная. Но как только экспорт кругляка будет полностью запрещен, цены на продукты переработки в том же Китае вырастут настолько, что внутренняя переработка у нас станет выгодной.

В обоснование нашей позиции есть весомые аргументы. Рынок по пиломатериалам сегодня хороший. Их цена растет на фоне ограничительных мер из-за пандемии коронавируса, из-за того, что экспорт кругляка в Китай значительно сократился. И это не только на китайском рынке. Ощущается ценовое оживление на всех мировых рынках. Конечно, если государство заинтересовано развивать лесопереработку, то запрет – самое основное. 

Система квотирования, на наш взгляд, не совсем адекватна необходимости поддержки переработчиков. Воспользоваться квотами сложно, а сегодня, например, экспортируют по квотам предприятия, которые по факту переработкой уже не занимаются.

— Что означает ваше предположение «если оставить квоты даже на частичный экспорт круглого леса»?

— Отношение лесопромышленников к решению президента неоднозначное, мнения разделились. Есть предприятия, которые занимаются только заготовкой круглого леса и его экспортом. И есть предприятия, которые развивают переработку леса. Те, кто живет за счет экспорта кругляка, считают, что нельзя делать полный его запрет. Они за то, чтобы оставить квоты на частичный экспорт круглого леса.

— В чем их логика?

— Логика в том, что тогда придется закрывать производство и люди останутся без работы. Москва за запрет. А местные элиты против: нельзя запрещать, вспыхнет безработица, предприятия обанкротятся – будет катастрофа! А мы считаем: катастрофы не будет, если органами власти будет выстроен четкий план по переориентации лесной отрасли.

— Такая логика означает, что при полном запрете экспорта кругляка полностью остановится и лесозаготовка? Но это же лукавство…

— В том-то и дело, что как заготавливали древесину, так и будут заготавливать. Только кругляк должен пойти  не на экспорт, а на внутренний рынок – прежде всего на предприятия переработки, которым не хватает сырья. Например, наше предприятие сегодня покупает сырье у лесозаготовителей, у которых нет собственного перерабатывающего производства. Они продают нам кругляк и работают достаточно рентабельно. Очевидно, что лоббируют экспорт предприятия, у которых большие квоты на кругляк и очень маленькая доля переработки.

— А внутренний рынок Хабаровского края способен поглотить такой объем древесины?

— В Хабаровском крае перерабатывающих мощностей, которые работают рентабельно, действительно недостаточно. Начиная с 2007 года лесопереработка развилась только в четырех крупных предприятиях – это «Аркаим», RFP group, «Римбунан Хиджау» и наш комплекс в поселке Березовом Солнечного района. Появляются новые небольшие производства. Но, к примеру, и нашему предприятию, и «Аркаиму», и ВТК (это как раз новое предприятие) сырья катастрофически не хватает. Производства работают далеко не на полную мощность, а могли бы мощности наращивать.

— Была же информация, что рассматривался вопрос о ввозе леса для «Аркаима» из Сибири.

— А если запретить экспорт, то «Аркаим» просто купит сырье у наших лесозаготовителей.

Но дело же не только в том, чтобы обеспечить потребность местных переработчиков. Внутренний рынок – это рынок всей страны, он не ограничен территорией только Хабаровского края. 

В России в большей степени экспортируется круглый лес, в меньшей – материалы лесопереработки. Во всех развитых странах – наоборот. Поэтому государственная задача – развивать внутренний спрос на круглый лес. Это и поддержка мебельного производства. Вы же помните, мебельные фабрики в советское время были и в Хабаровске, и в Комсомольске, и в Биробиджане, и даже в Бикине.

Это производство пеллет, которые могут стать альтернативным топливом для муниципальных нужд и для населения. В мире развивается этот рынок экологичного топлива, а у нас нет, в то время как существует проблема утилизации отходов лесопиления, – почему?

Я считаю, есть очень хорошие перспективы у деревянного домостроения. В свое время на заре депутатской деятельности я пыталась лоббировать такую программу для строительства жилья на селе. Минпромторг России разрабатывал план мероприятий, включающий все эти направления, предусматривалось, что он будет реализован до 2018 года, но он так и не состоялся. Сегодня идет обсуждение возможности распространить ипотеку на деревянное домостроение. У государства есть понимание, что делать в плане развития внутреннего рынка, требуются действия.

— Есть еще один существенный нюанс – инвестиции.

— Да. Инвестиции идут туда, где есть сырье, ресурсы. Если мы хотим привлечь сюда инвестиции, то и все ресурсы должны оставлять здесь, это абсолютно очевидно. И мы должны отстоять правильный президентский курс на полный запрет экспорта круглого леса.

Раиса Целобанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.