Денег нет, отвяжитесь

Рынок в условиях пандемии

По мнению предпринимателей, краевое правительство ничего не делает для спасения малого и среднего бизнеса

Очевидно, что чей-то бизнес так и не оправится от убытков, нанесенных ему во время вынужденного режима самоизоляции граждан. Федеральное правительство разработало ряд экстренных мер по спасению малого и среднего бизнеса, но этого явно недостаточно. Причины? Непродуманные механизмы, слабый контроль на местах за исполнением указов, волокита… Да и, наверное, сама модель экономики, которая в нашей стране не рыночная, а, скорее, базарная.

Когда пандемия пойдет на спад и снова разрешат открыть кафе и рестораны, сколько из них опустят цены, чтобы заманить клиентов? Думаю, меньшинство. Хотя по логике должно быть наоборот. Но логика — это то, что в нашей стране работает слабо.

Фитнес-индустрия

Итак, как предприниматели выживают во время карантина и эффективны ли действия федерального и краевого правительства в плане помощи бизнесменам? Эти вопросы я задал каждому из своих собеседников. Тимур Хакимов, владелец компании «Фитнес Восток», ответил следующее:

«Фитнес-индустрия — это одна из самых пострадавших отраслей. Когда было принято решение о закрытии фитнес-клубов, все подчинились. Остался главный вопрос: как теперь клубам выживать? Большинство из них находятся в коммерческой аренде».

Основной заработок фитнес-клубов – продажа клубных карт и абонементов. Сложность заключается в том, что у человека исчезает привычка заниматься спортом, если он какое-то время не будет ходить на тренировки. Знаю это по себе: нас было шесть человек, решивших «растрясти жир». Один откололся еще на стадии выбора фитнес-клуба («да не такой уж я и толстый!»). Второй – после пары походов в тренажерку. Третий — через раз «манкирует». Осталось трое, которые находят силы три раза в неделю заниматься на дому, тягая гантели.

«Была попытка сохранить членов клуба, — продолжает Хакимов. — Чтобы не исчезла привычка людей заниматься спортом, большинство фитнес-клубов стало проводить онлайн-тренировки. Но зарабатывать на онлайне очень тяжело, потому что крупные сети стали делать это бесплатно. Те, кто делал платно, стали терять аудиторию. Сейчас стараются заработать тренеры – например, проводить индивидуальные занятия по Скайпу или Зуму».

По мнению Тимура Хакимова, если режим самоизоляции продлится еще два-три месяца, то исчезнет порядка 40-50% фитнес-клубов. Возможно, ситуация выгодна лишь для крупных сетей, имеющих «подушку безопасности», — они начнут поглощать локальные клубы и разрастаться.

«Долги растут, арендодатели особо навстречу не идут. К Михаилу Мишустину от Ассоциации операторов фитнес-индустрии России было отправлено официальное письмо, где были изложены все острые моменты касаемо аренды и зарплаты персоналу. Что касается поддержки, существуют общие правила поддержки для всех пострадавших отраслей. Все, не более того. Удивительно то, что разрешили работать салонам красоты. Обоснование: есть возможность записи, люди будут заходить в салон по одному, кресла можно расставить на расстоянии двух-трех метров. Ничего не мешало в фитнес-клубах организовать занятия подобным образом – также предварительно записывать людей и проводить индивидуальные тренировки на расстоянии друг от друга. Поэтому никаких особых мер поддержки сейчас не чувствуется».

Общепит и центр развития

Думаю, предприниматели, арендующие коммерческую недвижимость, немного завидуют коллегам, которые снимают муниципальную собственность. Вышестоящий чиновник может приказать подчиненному снизить плату. А вот на частного собственника уже никак не повлияешь. Владелица бикинского тайм-кафе Smart Анна Домат столкнулась именно с такой дилеммой.

«Я отправила арендодателю письмо с просьбой пойти навстречу и снизить арендную плату до размера фактических расходов. Это услуги охраны, интернета и т.д. Сейчас вышло постановление правительства о том, чтобы выделить разово шесть тысяч рублей. Заявление на получение я написала, отправила в соцзащиту. Я понимаю, что шесть тысяч рублей никак не скажется на спасении бизнеса. Но хотя бы заплачу Ростелекому. Хорошо тем, кто снимает нежилые помещения у муниципалитета. Там шире спектр оказания помощи. Потому что это в их власти – снизить аренду, перенести или вовсе от нее избавить. У нас коммерческая собственность в аренде. Тут муниципалитет не может повлиять. Единственное – представители банка «ВТБ» могут дать заем под минимальный процент. Посмотрим, насколько банк пойдет навстречу. Может, там страховка непомерная, и мы будем вынуждены отказаться. Неизвестно, когда закончится карантин. А долги копятся…»

Индивидуальному предпринимателю Юлии Сафенковой принадлежит центр скорочтения и ментальной арифметики «Маленький Оксфорд». Этот хабаровский центр развития ребенка закрыт с 30 марта. Сейчас его сотрудники проводят с детьми дистанционные занятия. Однако такой способ передачи знаний не особо удобен и не особо результативен.

«Сейчас отклик от родителей не такой большой, потому что можно привыкнуть учить английский язык по Скайпу, — говорит Сафенкова. – Но наше направление (скорочтение, ментальная арифметика) тяжело представить дистанционно. Однако развиваем этот формат, чтобы поддержать наших сотрудников, чтобы было чем платить им зарплату. Формат не решает всех проблем, он только частично компенсирует убытки – процентов тридцать от того, что у нас было. От аренды площади мы отказались».

Помогает ли краевое правительство? «Нет», — уверенно ответила Юлия Сафенкова. Чтобы поддержать бизнес на плаву, она намерена полностью перевести работу организации в онлайн: без аренды помещений и с сокращенным штатом сотрудников. Когда же ситуация с пандемией стабилизируется, работа в прежнем формате будет возобновлена. Другой вопрос – доживет ли бизнес до этих времен.

Туризм

Марина Ус является генеральным директором туристической компании «Аквамарин». Основное направление этого агентства – внутренний туризм.

«Мы возим в основном детей и школьников в профориентационные туры – на комсомольский авиазавод, на космодром Восточный и т.д. Проблемы начались, когда эти объекты стали закрываться на карантин. Закрывать их стали очень быстро – решение правительство выписывало ночью, а утром у нас туда планировался выезд. Если бы нас сразу оповещали, то мы хотя бы убытки на покупке железнодорожных билетов не несли».

Марина Ус рассказывает, что в период самоизоляции надеялась на помощь со стороны правительства. Однако, как выяснилось, ее компания не попадает в список пострадавших…

«Согласно документам меры поддержки оказываются тем туристическим агентствам, которые занимаются въездным туризмом. Выясняется, что мы не попадаем ни в один пункт. Хотя у нас много говорят о приоритете развития внутреннего туризма. Следовательно, должна быть оказана помощь этой отрасли».

Одно дело – продать тур в Москву. Другое – продать его в Комсомольск-на-Амуре, продолжает Ус. И я с ней согласен. Но раз у нас в регионе есть компания, возящая заинтересованных людей по местным индустриальным достопримечательностям, значит, краевое правительство должно быть заинтересовано помочь таким организациям? Но…

«Они постоянно требуют какой-то мониторинг, требуют предоставить им цифры об убытках. Мы это делаем, считаем, на совещания ходим, все рассказываем, показываем, а ответа нет… Наши дети больше знают про запад и какие перспективы их там ждут. А вот, например, в Комсомольске-на-Амуре есть шикарный современный технический институт, а кто о нем знает? Мы возим туда, все показываем, рассказываем. Но эта работа не взята во внимание правительством».

«Влюбить в Москву, в которой все есть, просто. А влюбить в Комсомольск-на-Амуре стоит трудов», — высказывается афоризмом генеральный директор туристической компании «Аквамарин».

Перевозки и ретейл

«Пассажиропоток упал примерно на семьдесят процентов, — сообщила Елена Шадуя, исполнительный директор ассоциации «Независимый союз пассажирских перевозчиков Хабаровска». – Основная составляющая перевозимых нами жителей – это школьники и студенты. А если они не ездят, то все «падает».

На мой взгляд, во время режима самоизоляции пассажирские перевозки на пару со сферой общепита являются одной из самых пострадавших отраслей. По словам Шадуи, только меры, принимаемые федеральным правительством, как-то позволяют держать индустрию перевозок на плаву.

«В основном действуют те меры, которые принимает федеральное правительство. Например, отсрочки налоговых платежей. Принято несколько пакетов мер, какие-то пункты добавляются, списки расширяются. От краевого правительства мы ничего не видим. Они планируют рассмотрение мер на май. Хотя уже середина апреля, а началось все еще в конце марта. Конкретно действий со стороны региональных властей мы не видим. У них пока все только на бумаге».

В качестве одной из мер поддержки бизнеса предпринимателям предложили выдавать беспроцентный заем для выплаты сотрудникам их предприятий зарплаты. Однако брать кредит для таких выплат опасно, считает Юрий Егоров, президент компании «Невада Групп» (бренд «Самбери»).

«Кредит нужно брать только под бизнес, под закупку товара, то есть то, что принесет тебе прибыль. А уже с этой прибыли потом рассчитываться с сотрудниками и т.д. Потому что возьмешь кредит, заплатишь зарплату и на этом твой бизнес, скорее всего, закончится».

Хотя продовольственные магазины продолжают работать, крупные сети также ощутили на себе влияние режима самоизоляции. Убытки есть, говорит Егоров, а поддержки ни от федерального, ни от краевого правительства не ощущается.

«Популистские заявления такие наивные – «не платите», «отпустите», «сохраните». А как сохранить, никто не говорит. Особенно малый бизнес. Возьмите парикмахерскую – никто не работает, где она деньги возьмет, как она заплатит за аренду, электричество, отопление и т.д.?»

Правительством определены 9 наиболее пострадавших от режима самоизоляции бизнес-сфер. Если какое-либо предприятие к ним относится, то дополнительно положено: полугодовая отсрочка по всем налогам, кроме НДС и НДФЛ; для микропредприятий – дополнительно полугодовая отсрочка по уплате страховых взносов; реструктуризации кредитов на срок до 6 месяцев. Предприниматель может оплачивать только треть процентов, еще треть – банк, еще треть – государство. Причем часть процентов предпринимателя можно платить в конце срока; специальная кредитная линия до 6 месяцев под 0 % на неотложные нужды (выплату заработной платы).

Андрей Канев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.