В Хабаровском ТЮЗе поставили «аминокислотный» спектакль

Дети и тайны Вселенной

Если уж и обделено нынешнее поколение детей, так на целую планету. Нас-то учили, что в Солнечной системе девять планет. Врали даже здесь: их восемь. Плутон оказался не планетой. И еще. Они умнее нас. Собственно, так и должно быть. Просто обязано быть, а иначе какой смысл от жизни?

О детстве

Что мы знали о современности в нашем советском детстве? Ну были роботы и луноходы на батарейках, пластмассовые Гагарины и куклы, говорящие «мама» голосами мелких тварей из нынешних фильмов ужасов. Батарейки очень быстро заканчивались, роботы переставали ходить, пластмассовые Гагарины использовались в поджигательных опытах, а над говорящими куклами начинали отрабатывать свои профессиональные навыки будущие педагоги, полицейские и садисты, чтобы в итоге стать добрыми российскими гражданами.

Сегодня у детей компьютеры, порождающие постоянный ужас у родителей. Вместо того чтобы стрелять друг в дружку из деревянных пистиков, накручивать хвосты соседским котам и от возникающих спонтанно любовных чувств вырывать с корнем косицы у одноклассниц, дети с головой ушли в виртуальный мир со стрелялками, танками и прочими ну очень завлекательными компьютерными играми даже для «детей», которые значительно старше.

А тут еще социальные сети. И ведь это страшно: что ребенку объяснит откуда и каким образом дети берутся (на всех ведь ни аистов, ни капусты не наберешься!) не какой-то дворовый отморозок, а кто-нибудь из интернета. А вдруг это будет не подонок?!

Наши дети нисколько не хуже нас, скорее, даже лучше, умнее.  Вот такой вывод можно сделать после спектакля Хабаровского ТЮЗа «Джордж и тайны Вселенной».

О спектакле

Впервые название этой книги Кристофа Гальфара, Люси и Стивена Хокинга, прозвучало во время тюзовского фестиваля актуальных текстов «Наша тема» в позапрошлом году. Эскиз, поставленный Олегом Христолюбским, выпускником Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Римского-Корсакова и Российского государственного института сценических искусств, был одной из самых ярких работ на фестивале.

Немудрено, что ТЮЗ с этой идеей выиграл грант министерства культуры на полноценную постановку спектакля «Джордж и тайны Вселенной» в рамках федеральной Программы развития театрального искусства на Дальнем Востоке. Премьера состоялась в прошлом году. Впервые жители края увидели на подмостках научпоп.

О научпопе в театре

С этим направлением поколение советских детишек было знакомо по циклу киножурналов «Хочу все знать». «Орешек знаний тверд, но всё же мы не привыкли отступать…», — бубнили советские октябрята и пионеры, куря тополиные листья за гаражами. В более взрослом состоянии появлялись другие стихи: «О, сколько нам открытий чудных Готовят просвещенья дух, И опыт, сын ошибок трудных, И гений, парадоксов друг». А.С. Пушкин.

В Хабаровске же появился спектакль, который можно назвать наследником традиций популяризации науки.

Спектакль яркий, веселый и, самое главное, умный.  Что дети делают? Бегают? На этом спектакле и самым егозливым непоседам скучно не будет. Для беготни — целый театр. Дети любят шуметь? В нужные моменты – кричи что есть мочи. Дома такое невозможно. Да что греха таить, и в школах традиционно принуждают ходить по струночке.

Но самое главное — чудеса. Настоящие.  Побывать в космосе, увидеть рождение звезды, как демиургу расставить в Солнечной системе планеты, обсудить с коллегами по возрасту специфику работы хлорофилла и тонкости выживания в безвоздушном пространстве. А химия? Это же вообще чудо чудное!

Кажется, что тюзяне приспособили все помещения под спектакли, каждый уголок. И самое главное, зритель – не просто наблюдатель, а соучастник.

О профессуре

Если в обычной сказке за волшебство были ответственны колдуны и ведьмы, которые бывают и добрыми, то в этом спектакле магией владеют два профессора, мировые светила. Безусловно, всплыла и черная дыра, в которую попал добрый профессор по имени Эрик.  В жизни такое случается, кстати, часто. И не только с учеными.

— В школе как с физикой было?

— Плохо, — честно ответил Влас Булатов, исполнивший роль профессора Эрика. — Да и с химией было плохо. Я даже не помню никаких опытов в школе. Может, уроки были скучные, может, я на учебу не был настроен. А то, что сейчас приходилось перечитывать, изучать по-новому, оказалось действительно интересным.

— В детстве мечтал быть космонавтом?

— Да. Не помню, насколько долго это было, но фантазии, что я в скафандре в космосе, точно были. Больше всего держалась мечта побыть в состоянии невесомости, когда нет гравитации. От этого желания, видимо, идут у мальчиков кручение всяких сальто на гаражах, прыжки, гимнастические упражнения — чтобы ощутить эту оторванность от земли.

Что касается театра, то, вспоминая детство, сразу ищешь подвохи, ищешь причины не доверять. У нас в спектакле, когда я иду по декорациям, по этим неоновым цветам, а вокруг мигающие лампочки, появляется мысль: «На секунду позволишь себе забыться и поверишь во всю эту историю». А когда все подкрепляется техническими фокусами или проекционными, то мне кажется, что большинство ребят действительно верят, увлекаются действом.

— Какие сегодняшние дети?

— Разные. Спокойные, шебутные. Они готовы, чтобы их куда-нибудь повели. Но повели, безусловно, во что-то интересное. Они готовы узнать что-то новое.

Что касается антитезы профессора Эрика, т.е. Власа Булатова, у профессора по имени Закори Линн, а точнее, у Александра Зверева с точными науками в школе все было в порядке. Он даже их любил, особенно физику и астрономию.

— После показа спектаклей часто дети писали в отзывах: «Вот бы нам такую школу! Вот бы у нас так уроки проходили!» — рассказал Александр Зверев. – Ни разу ни от кого не слышал, чтобы о хабаровских школах говорили: «Вау!  У нас так интересно! Как нам нравится физика, химия». Мой сын не хочет ходить в школу.  Совсем. Но он с интересом разбирается со всякими интернетовскими делами. Ему там гораздо лучше, чем в школе. Сегодня многие не хотят ходить в школу не из-за того, что там преподается, а как.

Героя Александра Зверева дети прозвали Злинном.  Конечно, никакой он не Злинн, просто для всякой сказки, пусть даже это научпоп, нужен отрицательный герой. Крайне нужен.

В одной из сцен злобный профессор запел на фоне дымящихся колб: «Смотрите, какая получилась красота Что это? Ну-у… Аминокислота!».

Хабаровские дети громко повторяли за профессором название этого кирпичика, из чего состоит все сущее живое — и паук, и соя, и даже борцы с ГМО. И это слово не было им в диковинку. Дети с такой уверенностью кричали: «Аминокислота», с какой некоторые, годящиеся им в прабабушки, сегодня орут о вреде ГМО. Нет, эти дети гораздо умнее некоторых взрослых, образованнее. Главное, чтобы их от любознательности и любви к наукам не отучили! А уж на это мы, взрослые, великие мастера…

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.