В Хабаровске представили театральный проект «Женщины Сергея Есенина»

Разные грани любви хулигана

Бывает так, что влюбляешься с первого взгляда.  Говорят, что где-то на свете есть такая любовь. Особенно в это верят барышни, склонные к искусствам. Влюбляются люди с первого взгляда в вещи в магазинах, во что-нибудь вкусненькое, например, в мороженое — некоторые без него жить не могут. Порой страсть вызывает и литература. Чаще все-таки поэзия, потому что проза более умозрительна.

О Есенине

Все-таки самый любимый из поэтов у нас Сергей Есенин. По последним опросам, «нашему всему» россияне отвели второе место. При этом традиционно агрессивна реклама пушкинского наследия. Что касается Есенина, то он просто любим, без всяких там солнц и часто бездарных «соплей» Марь Петровн от педагогики.

Есенин – предтеча всех рок-звезд и бунтарей, хулиган и богодул, чуть ли не земное воплощение всех Емель, которые полежали на печи, а потом — бац! — и сразу в дамки, а точнее, в гении. В этом крестьянине словно сошлись основные русские культурные коды – и предельная сентиментальность, и, как компенсация за это, предельная жестокость до озверения.  Гулять так гулять: плясать так, чтобы в нижний этаж провалиться, так, чтобы в драке трех генералов убило… А потом с лаской к какой-нибудь шальной бабенке, да так, чтоб забыла, как ее мать звали, чтобы стала  шелковой, как трава на заливных лугах. И березы, обязательно, чтобы были березы. А кого ж еще обнимать, как не жену чужую?

Есенин любим и простыми слесарями, и интеллигенцией – для каждого у него найдется свое интимное четверостишие, от которого сожмется в истоме сердце и намокнут глаза. Над Пушкиным так не плачут. Может, потому что у него если и появляется Русь, то чаще всего вся какая-то причесанная.

О спектакле

Спектакль Хабаровского краевого театра драмы «Женщины Сергея Есенина, или Любовь хулигана» – это тот редкий случай, когда влюбляешься в постановку с первого взгляда. Конечно, тут первую скрипку сыграла есенинская тема, но кого сегодня удивишь Есениным?

Автор пьесы и режиссер спектакля актриса театра драмы Валентина Любичева  назвала это действо документальным проектом и посвятила 120-летию поэта. В основу пьесы вошли письма Есенина, воспоминания из дневников близких ему людей.

Впервые спектакль был показан на конкурсе самостоятельных актерских работ «Новые грани» и победил в номинации «Лучший актерский ансамбль».

Три дня показа – три дня аншлага. Как и положено спектаклю о поэте, постановка камерная. Минимум сценических средств, максимум нагрузки на актеров. Прятаться тут не за кого и не за что.

Там все было на пределе – на пределе правды, на пределе саморазрушения. Все виды любви – от почти незаметной юношеской, это когда васильки, до жаркой русской, где если бьет – значит любит. Ведь инвалидом не делает! Сколько и сегодня таких женщин в России. Только вот засада: мужья у них далеко не Есенины, и даже не Пушкины. Так, типовая посредственность, но тоска – есенинская. Любовь всепрощающая, чуть ли не материнская, готовая отмыть, простить и принимать вопреки здравому смыслу. И кульминация – роман Есенина и Айседоры Дункан, блистательно исполненной Валентиной Любичевой.  Не любовь – битва женского и мужского, противостояние двух гениев – поэта и танцовщицы. Красный длинный шарф, почти кровавого цвета, почти живой третий участник этой битвы – как символ смерти, как напоминание о жребии Айседоры.

Белые рубашки на женщинах Есенина – не напоминание о невестах. Невесты у русских были в красных сарафанах. Белое полотно оставляли для саванов. Белый цвет – цвет утопленниц, цвет русалок.  Почему у всех есенинских женщин трагично складывались судьбы, почему такие ужасные смерти? Да потому, что они утонули в той любви, в том сладком ужасе, чтобы стать топливом для поэтической топки.

В этом спектакле нет прямых ответов, да и не должно быть. Вкладывая в уста разжеванную смысловую кашицу, нужно крайне не уважать зрителя. Собственно, это и не гигиенично.

О режиссере

У Валентины Любичевой это не первый спектакль.  Когда-то давно она поставила «Восемь любящих женщин» Робера Тома. В 2002 году пьесу экранизировал Франсуа Озон. Но что касается есенинского проекта, то здесь Валентина впервые выступила и как драматург.

— Это моя работа, полностью авторская — от и до. Здесь я, помимо режиссера и сочинения текстов, еще и художник, и музыкальный редактор, и костюмер.

— Сколько времени ушло на эту работу?

— Идея появилась год назад. Потихоньку собирала материалы, все-таки документальный проект, а в феврале этого года начала плотно работать над ним. Я до сих пор сплю по четыре часа в сутки. Меня настолько не отпускает эта работа! До сих пор погружена в эту историю.

— На мой взгляд, эффектен Есенин в исполнении Александра Гусева. Может быть, сегодня это лучшая его роль в театре.

— Для меня Саша всегда был очень органичным. У меня даже не было вопросов, кто будет играть Есенина. Он, как мне кажется, просто сочинен для этой роли. У него много перекличек с поэтом. Александр Гусев – Есенин по своей сути. И бунтарство в нем есть, и талант свой, актерский, и какие-то противоречия, и нежность, и страсть. Процесс, скажем так…

— Были конфликты?

— Не совсем конфликты. Мы порой «искрили». Девочки говорили: «Ну вы прям Айседора и Есенин!» Но я понимала, что Саша очень талантливый, очень, и ему можно простить все.

— Наверное, все началось с желания сыграть Айседору?

— Нет!!! Меня не должно было быть в спектакле как актрисы. Я должна была быть только режиссером. Изначально на роль Дункан была приглашена Татьяна Малыгина, которая в спектакле сыграла Зинаиду Райх.  Но так как были сроки сжаты и хотелось заявить о себе на фестивале «Новые грани», артистка, которая должна играть Райх, была занята. Сама встать на эту роль я не могла. Я говорю: «Ну вот, Танюш, такая история, ты будешь Зинаидой Райх». Она говорит: «Давай, без проблем!» И я безумно рада, что так получилось.

— Татьяна в роли Райх была великолепна! Все роли – попадание в десятку! Получилось самое главное – химия отношений, химия любви.

— Я смотрю на артистов, и я понимаю, что там везде я, я вижу себя. Это мои личные истории. Я вдруг сделала открытие для себя. Смотришь, один ставит интересно, другой нет. Видимо, как раз личные режиссерские истории, если, конечно, ты можешь рассказать через актеров, и определяют: интересная постановка получится или нет.

…Говорят, что эти июльские показы были последними.  Спектакль не взяли в афишу. И зря. Думаю, что со мной согласятся те, кто пришел на спектакль, кто отбивал ладоши, кто кричал «браво!» артистам. Он нужен, этот Есенин, этот хулиган, дебошир и великий поэт, очень нужен, как нужна правда о нас самих, как нужна искренность, как нужна русская поэзия.

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.