Сергей Жигунов о кино, джедаях и чувстве локтя

Просто о страшном

Первый этап памятной акции «Великое кино великой страны» стартовал 22 июня, в День памяти и скорби, в ряде регионов России.

О том, как зарождалась идея проведения акции и какие возможности она открывает для жителей страны, корреспондент портала «Твой Дальний Восток» беседовал с заслуженным артистом России, художественным руководителем акции Сергеем Жигуновым.

— Здравствуйте, Сергей. Сразу же вопрос к Вам, как возникла идея создания этой антивоенной акции?

— Правду надо рассказывать?

— У нас только правду говорят.

— Есть фестиваль, который называется «Утро Родины», он проходит на Сахалине. В прошлом году мы делали его летом. Он должен был начинаться 23 июня, так по дням складывалось. Стало понятно, что 22 число рядом. Какие-то были разработки у нас, несколько новых фестивалей придумывали. «Великое кино» задумывалась как одна из составных частей другого фестиваля. Показалось, что это очень красиво может быть, эмоционально. Взяли «Белорусский вокзал», сняли по нему документальный фильм и устроили такой большой театрализованный показ. «Белорусский вокзал» был снят 50 лет назад, а Сережа Майоров создал очень трогательный документальный фильм, где задействованы дети тех, кто исполнял главные роли. Все они в общем-то стали известными артистами. Далее пришла в голову мысль, что это хорошая идея, которую надо поддержать. Мы попросили прокатчиков помочь нам сделать так, чтобы все регионы страны присоединились, чтобы хоть один экран, но был в каждом регионе. Тут оказалось, что мы попали в какой-то общественный резонанс, регионы начали присоединяться с значительно большим количеством кинотеатров. Вместо 95 их стало под тысячу. 250 тысяч зрителей пришли на этот один сеанс.

А какая программа в этом году? Сколько регионов принимают участие?

— Мы сейчас проводим акцию в тех регионах, в которых есть возможность устраивать массовые мероприятия. В основном задействованы автомобильные кинотеатры. Акция проходит в два этапа: 22 июня и 2 сентября, в день окончания Второй мировой войны. Надеемся, что к этому моменту откроются кинотеатры и мы сможем все сделать так, как задумали. В этом году в акции участвует картина «Судьба человека» Сергея Бондарчука. И документальный фильм «Простые главные слова», который мы сделали к 75-летию Победы. Это не фильм о фильме, как обычно должно быть в рамках акции. Это картина, в которой очень популярные молодые артисты читают стихи своих сверстников, погибших на войне.

— А почему именно «Судьба человека»?

— Потрясающая картина. Вообще, «Великое кино великой страны» – антивоенная акция. Она по своей идеологии отличается от праздника Победы. Война, на мой взгляд, состояла в основном из горя. И только в конце была Победа. Поэтому, когда мы год за годом отмечаем 9 Мая, складывается впечатление, что воспоминания о войне – это какой-то праздник. А это неправда. И война состояла из всего. Из Победы в том числе, конечно. Но фильмы, которые мы будем показывать в этой акции, они все антивоенные, и они трагические, конечно. Люди приходят на показы вместе с семьями, и часто дети впервые видят как это выглядит. «Судьба человека» — фильм, который снимали люди, которые воевали. И Сергей Федорович Бондарчук, и оператор картины, и художник. Оператор с двумя орденами, с тяжелыми ранениями. Художник тоже. И когда ты смотришь на этот фильм, ты понимаешь, что за люди его делали.

Меня подбросило, когда я увидел фильм «Т-34». Я долго сидел и не мог понять, как это трансформировалось за все годы, когда нам показывали военные фильмы в Советском Союзе, потом в России. И как постепенно произошла трансформация в компьютерную игру какого-то освобождения Озерова или чего-то еще… Как оно всё упростилось, обескровилось, как оно стало нестрашным, как советский танкист превратился в джедая. Этому надо сопротивляться, знаете. Фильмы, снятые теми, кто воевал, – выглядят как первоисточники. Там абсолютно другое отношение к войне, какое-то очень простое и очень страшное.

— Будет ли меняться формат этой акции? Например, будет ли расширен список фильмов?

— Что значит «расширен»?

Появится ли возможность смотреть больше фильмов?

— Нет-нет, каждый год будет одна картина и один документальный фильм. И это в течение 10 лет, скажем, будет происходить, потому что достаточно много, на мой взгляд, выдающихся советских картин о войне, которые производят абсолютно неизгладимое впечатление при просмотре и которые почти уже не известны. Они вроде есть в открытом доступе, но их не смотрят, их не показывают по телевизору. О них забыли. Но это выдающиеся картины. Вот, скажем, фильм «Судьба человека» – это картина, сделанная по рассказу Шолохова. Михаил Шолохов – невероятное явление в нашей литературе, лауреат Нобелевской премии в области литературы. И это первый фильм Сергея Федоровича Бондарчука — обладателя «Оскара». Это уровень.

Планируется ли в будущем не ограничиваться регионами нашей страны, а проводить акцию за пределами России? Например, в странах СНГ? Или, может, акция примет международный размах, станет интернациональной?

— Нам очень помешал коронавирус. Первоначально мы планировали показывать картину в странах СНГ. В прошлом году, когда акция только началась, поступали звонки. Даже из Германии звонили, спрашивали: «Почему у нас нет?». Везде есть русские иммигранты, которые с удовольствием участвуют во всех наших начинаниях, по-прежнему ощущая себя, видимо, частью единого сообщества, да и той самой страны, которой уже нет. Мы рассматривали возможность показывать картину в 200 посольствах. Конечно, это всё можно и нужно делать. Просто настолько изменилась жизнь наша в связи с эпидемией, что я боюсь делать какие-то прогнозы.

— Есть современные кинокартины, такие как, к примеру, «Битва за Севастополь». Могут ли они попасть в трансляцию в рамках акции?

— Нет, потому что они сняты другими глазами. Акция закончится, когда закончатся выдающиеся советские картины о войне. Она не бесконечна. Я не вижу сопоставимых с «Судьбой человека» картин о войне, снятых в последние 15-20 лет.

— Тем не менее в стране снимают много военных картин. Есть ли в планах организация отдельного кинофестиваля о военном кино?

— Много – это сколько?

Каждый год…

— Да, конечно, несколько фильмов каждый год снимают. Но для того чтобы сделать фестиваль, надо выбирать из сотни картин. Но столько же не снимают фильмов. Их и десятков-то нет.

Есть ли потенциал у региональных кинофестивалей? Возможность проводить их в каждом регионе, приобщать людей к культуре и к хорошему кино?

— Практически в каждом регионе нашей страны есть фестивали. И, наверное, должны быть в каждом регионе. И, может быть, не по одному. Потому что раз в год на неделю, а потом — всё. Хорошее кино приехало и уехало. Конечно, можно больше, чаще. На Дальнем Востоке есть старые и довольно известные фестивали, такие как «Меридианы Тихого» или «Амурская осень».

Как вы считаете, иностранные фильмы о войне, которые бы не искажали историю, а показывали подвиг человека, их можно транслировать в акции?

— Вы знаете, акция задумывалась как показ отечественных фильмов. Но, теоретически, есть какие-то выдающиеся работы иностранных кинематографистов, которые носят антивоенный характер. У нас немножко разный взгляд на историю, как мы знаем. Но, мне кажется, что это субъективная ситуация. И, если быть откровенным, надо понимать, что правда лежит где-то посередине. Кто-то смотрит с другой точки зрения на войну, и у него своя правда, и за этой правдой стоят и годы войны, и погибшие, и другой взгляд на мироустройство. Есть выдающиеся работы: «Список Шиндлера», например. Или «Спасти рядового Райана». Но наш зритель должен принять точку зрения иностранного кинематографиста с учетом всего, что он думает о войне, и что он видел, и как он к ней относится. Какие-то картины, наверное, могут быть.

Вы много раз были на Дальнем Востоке. Какие бы достопримечательности сами сняли, если бы участвовали в фестивале «Красиво.ДВ»?

— Совершенно потрясающие Курилы. Просто нечеловеческой красоты. Я поражен абсолютно. На Сахалине, где-то в середине острова, я видел лиственничные рощи, удивительные. Невысокие такие, знаете, деревца, полупрозрачные, очень много. Ажурность такая. Сопки в Приморье, реки. Амур потрясающий в Хабаровске. Какая Камчатка сумасшедшая! Что вы, Дальний Восток – удивительно красивое место. Удивительно. Я не был в Якутии, к сожалению, или в Бурятии, но думаю, что там тоже… Везде есть, конечно, красивые места. Но если в Москве, в Подмосковье, в России черноземной и нечерноземной красота такая, спокойная, на Дальнем Востоке абсолютно другая природа. Там сила чувствуется.

К сожалению, пандемия лишила многие регионы страны возможности походов в кино. Надеемся, к следующему этапу акции ограничения будут сняты…

— Театры 1 сентября открываются в стране, об этом уже объявила министр культуры. Какая рассадка будет – мы не понимаем. Но кинотеатры, возможно, откроют ещё раньше. И мы очень надеемся, что в дату окончания Второй мировой войны мы все-таки проведем нашу акцию так, как и планировали. Очень широко и с большим количеством людей. Потому что, правда, стоит прийти и посмотреть всем вместе и документальный фильм, который мы сделали, и художественный. Мне кажется, что важно участвовать в таких мероприятиях вместе с большим количеством граждан, которые рядом. Важно детей с собой брать.

— Рассматривался ли вариант проведения акции в онлайн-формате, на стриминговых платформах и как вы к этому относитесь?

— Рассматривался. Плохо отношусь, потому что это другое. Когда вы сидите в зале, в котором полно народу, вы совершенно по-другому смеетесь, когда, например, смотрите комедию. Человек не смеется, когда он один сидит у телевизора. Это прям уже очень смешно должно быть. А когда вокруг начинают смеяться люди, он уже смеется на средних шутках. Точно так же плачет. И вся эмоция усиливается от того, что вы вместе это делаете. Чувство локтя в зале заменить ничем нельзя. Ещё хочу сказать такую штуку: когда твой фильм идет по телевизору, ты вдруг начинаешь видеть его иначе, он становится другим, потому что его смотрит большое количество людей в этот момент.

Почему вы решили в этом году дать старт акции именно на Дальнем Востоке?

— Эта акция началась на Дальнем Востоке во время фестиваля в прошлом году на Сахалине. И она выглядит, в общем, как сахалинская инициатива. Мне это очень нравится. Поэтому мы считаем, что это дальневосточная акция, которая стала федеральной.

— А как отбираются фильмы для участия в этой акции? И есть ли понимание какая следующая картина будет в следующем году принимать участие?

— Есть картины, которые хочется, чтобы были показаны. Мы собирались показывать в этом году другую картину. Но потом стало понятно, что год юбилейный, праздничный, и тот фильм, который хотели показывать, показывать не стоит, потому что он очень жесткий.

— А какую хотели?

— Я думаю, что мы его в следующем покажем. Поэтому пока называть не буду.

Не приходила мысль оживить письма-треугольники, которые солдаты писали с фронта домой? Таких писем много, хранятся в архивах. В них история войны каждого человека.

— Хорошая мысль. Это не совсем наше, но мысль хорошая. Треугольники – это, конечно, очень образ такой… Может быть красиво, да.

— А будут ещё какие-то интерактивы в этой акции? Кроме просмотра кино.

— 2 сентября мы планируем провести несколько больших концертов в нескольких регионах. И на сегодняшний момент думаем про Сахалин, Архангельск, Севастополь, Ростов-на-Дону и Москву. «Пять столиц» называется проект, он очень трудоемкий, это разные сценарии, видеоряд, разные номера.

— Возможно ли в будущем провести показ не одной картины, а целого цикла?

— У нас остаются документальные фильмы, которые мы снимаем, ролики, которые делаем. Через несколько лет, когда материала наберется много, можно сделать акцию на целую неделю. Думаю, уже к 80-летию Победы.

Полная версия интервью — на портале tvoidv.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.