Окна в другую Вселенную

Так можно назвать экспонаты выставки «Ковры Приамурья», открывшейся в Гродековском музее

Они требуют сосредоточенности, иначе ускользнет тайнопись – чудесные истории о духах, зверях и людях Приамурья, иначе витиеватые узоры станут простой декоративной бессмысленностью. Как и в языках амурских народов есть слова — своего рода иероглифы, так и каждый завиток — не просто так, в нем скрыты смыслы, и не каждому дано понять их. А иначе бы не было это искусством, стало бы понятно скучным, анекдотичным, фальшивым, подобным матрешке или балалайке, по которым некоторые граждане сверяют вектор  своей русскости.

Немного истории

Ученые считают, что ковров раньше у амурских народов не было. Хагду у ульчей и негидальцев, тыф у нивхов, хаглун у нанайцев и джугди у удэгейев были с кановым отоплением. Некоторые исследователи полагают, что такой вид отопления домов изобрели именно на Амуре. Коврами тогда стены не украшали. 

Этнографы прообразами ковров считают матрацы и одеяла, расшитые узорами.  Их сворачивали на день в рулон и укладывали расшитой стороной вверх вдоль стен на кановых лежанках.

Не в почете были ленивые женщины, каждая была мастерица. Строго следили, чтобы узоры были родовыми, переходившими от матери к дочери. По орнаментам и узнавали, какого человек роду-племени. Для амурских народов орнамент — один из ключевых культурных кодов.

У ульчей и у нивхов были специальные коврики, которые стелили на циновки на канах. Их называли сэктыпу. Их стелили во время праздников и перед приходом важных гостей.

С появлением жилищ  срубного типа, как у славян, селившихся на берегах Амура, появились и привычные ковры, которые вешали на стены, но украшенные традиционным амурским орнаментом.

Первые ковры, считается, появились в конце XIX века.

Какими бывают ковры

У ульчей, нанайцев, нивхов и удэгейцев чаще всего тканевые ковры — ситцевые, сатиновые, бязевые, шерстяные и атласные. У  эвенков и эвенов  — меховые, а  негидальцы использовали шкурки птиц, органично сочетая их с мехом и ровдугой — сыромятной кожей.

Есть исключения — ковры из бересты у удэгейцев, из рыбьей кожи у нанайцев.

 Изготовление ковра — процесс долгий. На это уходило и два года, и  три. Мало придумать, нужно еще и воплотить: тонкой иглой стежок к стежку пришить все детали, да так, чтобы  даже самый искушенный знаток с трудом отличил амурский стежок от машинного шитья.

Важную роль играют цвета.

— Зеленый и черный – это земля и растительность. Синий или голубой – это вода, воздух, река. И красный цвет – цвет крови, цвет жизни, — рассказала Галина Титорева,  автор проекта «Ковры Приамурья» и куратор выставки, кандидат искусствоведения. — У амурских народов есть свои ритуальные флаги. Они называются  тун. Они обязательно имеют все эти цвета. Есть специальный обряд, когда шаман восстанавливает свою силу, ему тряпочки дают именно такого цвета. Он пришивает их к своей одежде и ходит камлать по домам. Что касается голубого цвета,  его обязательно используют ульчи. Для юных девочек – халатики небесного, женщинам – халаты бордового, для пожилых – черного и коричневого цветов.

Стоит отметить, на выставке представлены меховые ковры и кумаланы  с неизменным вышитым священным трилистником, словно парящим над ровдугой, знаменитой негидальской мастерицы Анны Порфирьевны Надеиной. И все это наполнено странной шаманской энергией — светлой, доброй и лечебной.

Если не торопишься, если внимательно рассматриваешь эти произведения искусства и попадаешь под этот орнаментальный ритм, ковры словно втягивают твое сознание в неведомый мир, где цвета ярче, где оживают духи, а звери начинают говорить на понятном языке, в плеске волн угадывается огромный, но добрый дракон, хозяин реки Мангбо Хэ. Не зря свадебный халат нанайской невесты украшен изображениями чешуи, есть она и на коврах. Дракон — защитник амурских народов.

Смотришь на ковер, и оживает легенда об утке,  благодаря которой   и появилась земная твердь:

 — Старик со старухой, выжившие после потопа, плавали на лодке по бесконечному океану. Вдруг старуха заметила утку. Она попросила утку нырнуть и захватить со дна океана ил. Только на третий раз утка принесла в своем клюве ил со дна и выплюнула его. Так появилась земная твердь, на которую ступили выжившие после потопа люди.

Старый и молодой

Самый «древний» на выставке ковер был изготовлен в 1942 году знаменитой нанайской мастерицей Майлой Актанкой. Стоит отметить, что художница представляла свои произведения на Всемирной выставке в Париже в 1937 году.

Майла Актанка одной из первых ввела в традиционный орнамент элементы советской символики.  На огромном ковре красного цвета посреди амурской плетенки с тиграми, лягушками, изображениями духов и драконов, в самом центре композиции почти потерялся  кружок с серпом и молотом. Мастерица задумала ковер богатым, красным, а это — цвет императора Китая, только он мог носить одежды красного цвета, но опомнилась, и «осоветила» свое произведение вполне реальным серпом и молотом. И уже не императорский цвет, а вполне большевистский кумач. Хотя это всего лишь зрительская фантазия. Этот ковер предоставил на выставку Дальневосточный художественный музей.

Одно из самых «молодых» произведений — работа, выполненная в 2012 году мастерицей из Ачана Татьяной Киле. Она — из рыбьей кожи.

— Ковер — единственный в природе из рыбьей кожи. Больше нигде на земле такого нет, — сказала Галина Титорева.

Серебряные нити узоров подчеркивают необычную фактуру рыбьей кожи, ее природный цвет, и оттого ковер — словно драгоценность, словно сказочный атрибут  Снежной королевы.

Стоит отметить, что в выставочную экспозицию вошли ковры  не только Гродековского и Дальневосточного музеев, но и Музея изобразительных искусств и городского краеведческого музея Комсомольска-на-Амуре, Музея истории Дальнего Востока им. В.К.  Арсеньева (Владивосток), районного краеведческого музея села Богородское Ульчского района, Амурского краеведческого музея.

Выставка является частью проекта, первым этапом которого было издание в 2020 году альбома-каталога «Ковры коренных народов Амура и Сахалина» из собраний музеев Дальнего Востока России.

Вторым этапом стал показ ковровой экспозиции в Российском этнографическом музее (Санкт-Петербург), областном краеведческом музее (Иркутск) и  теперь уже в Хабаровском краевом музее им. Н.И. Гродекова.

Завершится проект в 2022 году передвижной выставкой «Ковры Приамурья» в Комсомольске-на-Амуре и Южно-Сахалинске. А в Хабаровске посмотреть «Ковры Приамурья» можно будет до 10 января.

Хозяин музея

— Наш музей создавался как естественно-научный и этнографический. Первые коллекции были этнографическими.  Основатели музея, в том числе Владимир Клавдиевич Арсеньев, изучали те народы, которые жили на территории Хабаровского края, — рассказал Иван Крюков, генеральный директор Хабаровского краевого музея им. Н.И. Гродекова. — Эта культура уходит. За все время существования музей занимался сбором этнографических материалов. В чем задача музея? Это собрать, сохранить, изучить и показать. Это действительно самобытные произведения, и они действительно многогранны.

Патриотизм – это, в том числе,  знание той земли и тех людей, где ты живешь. Мы, наверное, один из немногих музеев в России, кто на постоянной основе занимается культурой коренных народов, в том числе и каталогизацией.  

Выставка «Ковры Приамурья» — часть большой системной работы музея. А для нас, зрителей, простых людей — возможность соприкоснуться с удивительным и совершенно незнакомым миром, заглянуть во Вселенную, полную волшебства, животных, говорящих на человеческом языке, и доброго дракона — хранителя земли и людей Дерсу.

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.