Ничек, Тутандатышек!

Традиции

Татарский народ  – удивительные люди.  Рассудительные, чуткие, вот они, живут по соседству, а мы, кроме чак-чака да Сабантуя, почти ничего не знаем

В Хабаровске татары появились примерно в то же время, что и русские. Селились слободами. Даже мечеть была в центре города, здание которой «по доброй воле»  подарили в тридцатых годах государству. Жили так же, как и все — не жалели жизни на фронтах Великой Отечественной войны, а потом впахивали на советских стройках, вместе с представителями других народов приумножая богатство страны. И в то же время пытались сохранять свою  национальную культуру, свой язык. Не все, конечно. Люди разные, судьбы разные, разное отношение к памяти своих предков, к своему роду. С другой стороны, для этого и смелость нужна, и упрямство, чтобы в манкуртово время советской культурной глобализации хранить память предков.

Про молодежь

— Появляются ли молодые люди, которые горят, которые с гордостью говорят: «Мы татары и хотим жить по-татарски»?

— Таких горящих сейчас нет, —  считает Сарвердин Туктаров, председатель Совета хабаровской национально-культурной автономии татар «Хабар». — Несколько лет спустя, после того как мы начали работу, в Хабаровске жил имам Ильяс-хазрат Кадыров. Горячий молодой человек. Он задался целью организовать татарский молодежный клуб. Долго искал людей. Через некоторое время он нас попросил  помощи в организации. Мы в кафе «Зарина» попросили зал. Собралось вечером около 40 человек молодых людей татарской национальности. Из этого призыва человек десять осталось. Эти десять стали постепенно привлекать еще ребят. В самом зените татарского молодежного клуба было около пятидесяти активных  молодых людей. Это была очень большая сила. Первое мероприятие у этого клуба было Пярямеч-пати.  В автодорожном техникуме был ночной клуб,  там  мы арендовали помещение.

— Что же это такое за Пярямеч-пати?

— Там был кулинарный конкурс, готовили татарские блюда. Пригласили Михаила Нагорного  с кулинарным шоу. Молодые люди поняли, что могут что-либо сообща сделать, что способны на многое. Чуть позже у Галии  Зариповой появилась идея провести «Мисс Сабантуй».

— Отличный конкурс. Зря вы отказались от него.

— Мы не отказались. Идею у нас перехватили, сделали «Мисс Достояние наций»!

— Так это два разных праздника!

— Они рядом никак не уживаются.

— Было же здорово! А приз как звучал – «Золотая тюбетейка»! И девочки у вас выигрывали разных национальностей! И были понятны хозяева женского соревнования!

—  Галия вышла замуж, родила.  Ей стало не до конкурса. Самое главное. Я подошел к тому моменту, что на сегодняшний день около 35 активистов из костяка молодежного татарского клуба уехало из Хабаровска. Одна даже в Египте живет. Сколько кадров мы подарили Москве, Казани, Санкт-Петербургу. Другие ребята, конечно, приходят.  Но первый состав — это была закваска. Сейчас этот клуб возглавляет мой сын.

Про язык и дырочку

В Хабаровске пытались организовать школу татарского языка. Преподаватели были даже из  Татарстана. Желающих учить язык не оказалось.

— У вас в семье родители говорили по-татарски?

— В семье говорили. В Хабаровск увезли меня в три года из поселка Шулдат Боготольского района Красноярского края. В поселке как в шахматах — русское подворье, затем татарское.   Говор в поселке отличается от классического татарского языка. Мы «цокаем».  Мы — мишари. У меня внешность европейская, есть татары, у которых внешность ближе к азиатской.  Большой спектр у нас.

— Наверное, больше азиатского у башкир.

— Кстати, как оказалось, в Башкортостане башкир и не так уж много. У друга жена всю жизнь говорила, что она башкирка. Поехали они в Башкирию к родственникам. Вернулись, встретил друга, а тот смеется: «У меня жена оказалась не башкиркой». «А кто она?» — спрашиваю. «Да татарка она. Всю жизнь билась за башкир. Приехали к родственникам, а они оказываются татары». В Башкирии две трети татар.  У сибирских татар во внешности как раз и больше азиатского.

 Я обнаружил, что у Рустама Абдулина, председателя Дальневосточного конгресса татар из Комсомольска-на-Амуре, такой же говор, как у меня. Присказки, прибаутки, поговорки такие же, как и у моих бабушки и дедушки.  А он сам с Донбасса. В Макеевке половина жителей были татарами, его родственниками. Мишари – самая динамичная, подвижная часть татарского народа.  Практически 90% татар, которые находятся за пределами России, – мишари, не те, которые сегодня эмигрировали, а которые давно уехали. В Финляндии, например, в Японии.

— Неужели татары есть и в Японии?

— Да. Там  построил мечеть Бабай. Он приглашал меня на ее открытие. Это был 1999 год.  Я не смог оперативно сделать визу  и не получилось поехать. Бабай со мной по телефону говорил или по-английски, или по-татарски, русского он вообще не знает.

— От бабушки с дедушкой какие остались прибаутки?

— Лучше некоторые не писать. Они же все народные. Я когда был маленький, лет шесть мне было, к нам  в Хабаровск часто приезжали дедушка с бабушкой. Это были родители отца. Ментальный след оставили именно они. Не мама с папой. Они пытались как-то приспособиться к окружающей действительности.

Мой дедушка Сулейман-баба. У него была типично татарская внешность.  Не знаю,  набиралось ли метр пятьдесят роста. Прозвище у него было Брюкан — брюква, т.е. широким был, не толстым, а кряжистым.  Я сначала  думал, что это обидно. А потом успокоился. У нас в деревне у каждого прозвище было. И это не самое обидное. Например, Манган-баш – в переводе дословно «окунутая голова». Он рыжим был.

— Среди татар много рыжих?

— Да. Много татар не рыжих, а рыжеватых.

— Все-таки, если вернуться к поговоркам…

— Ничек. Кто-нибудь спрашивает: «Ну, как дела?». «Ничек, — отвечаешь. –Тутандатышек!»

— Что это значит?

— В попе дырочка.

Юрий Вязанкин

 Продолжение следует.

Хабаровский татарский молодежный клуб был создан 7 мая 2009 г. на базе хабаровской городской автономии татар. Основная цель молодежного татарского клуба – сохранение и изучение татарской культуры, языка, традиций татар в условиях многонационального государства, пропаганда здорового образа жизни, трансляция общечеловеческих ценностей. Татарский молодежный клуб входит в Краевой молодежный координационный совет национально-культурных центров.

Мишари, или татары-мишари – субэтнос татар Поволжья и Приуралья. Разговаривают на мишарском диалекте татарского языка. Существует несколько версий о происхождении. В XIX веке доминировала версия о подвергшемся тюркизации древнем финно-угорском племени мещёра. Среди самих мишарей часто бытует мнение о происхождении из Золотой Орды.

Также дискуссионным является вопрос о происхождении названия. Помимо версии об искажённом слове «мещёра» распространена гипотеза о связи термина с названием племенного союза «можары/маджары» (известными также как «мадьяры», по ушедшей на Дунай его части). До сих пор некоторые мишари считают себя отдельным этносом. И каждый мишарин всегда скажет, что он – «татарин со знаком качества». Мишари  высокого роста, среди них много светловолосых, рыжих и голубоглазых. Они «более европейцы» среди всех татар. Большинство старых русских дворянских фамилий с татарскими корнями, которых известно около 500, также мишарские.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.