Как в Хабаровске проходил пятый фестиваль казачьей культуры

Песни, в которых живет душа казачества

Читаешь рассуждения про казаков, что де все ряженые, ненастоящие, и начинаешь соглашаться, уж больно энергичны эти заявления.  С другой стороны, особо патриотичные граждане начинают истерично покрикивать, что казаки — те же самые русские, и не стоит делить великий народ на каких-то там казаков и остальных простых граждан. И снова начинаешь соглашаться. Хотя есть точка зрения на казаков как на «особый субэтнос, впоследствии ставший этносом», высказанная Львом Гумилевым. Стоит добавить, что Российская академия наук дала заключение: казаки — народ.  Да и Верховный суд Российской Федерации признал казаков отдельным народом.

А когда приходишь на казачий фестиваль, почему-то все это забываешь: мы-то все — и русские, и казаки — одной веры, одной крови.  И сердца у нас бьются в одном ритме. А они у нас большие, исполненные любви к людям и Родине.

Дело предков

 «Казачья гора» — так называется Открытый краевой фестиваль казачьей культуры, который в пятый раз прошел в Хабаровске. Десять лет организует этот праздник песен и традиционных ремесел Краевое научно-образовательное творческое объединение культуры. Проходит фестиваль раз в два года, и всегда это мощное, яркое событие.

В этом году приехали в Хабаровск показать свои таланты и умения солисты и коллективы из Приморского края и разных районов Хабаровского, Сахалинской области и Еврейской автономии. Специальной гость — театр народной музыки и танца «Забава» из Бурятии.

Организаторы до последнего были не уверены в том, что фестиваль состоится: разрешат или не разрешат из-за пандемии коронавируса. Но готовились и ждали.

— Мы рады, что фестиваль состоялся и прошел в нормальном, хорошем формате. У нас в программе было больше сорока коллективов, — рассказала Варвара Данилова, директор Дома народного творчества Краевого научно-образовательного творческого объединения культуры. — Мы гордимся тем, что состоялся такой полноценный яркий фестиваль.

Фестиваль шел три дня. Приезжие артисты жили в оздоровительном лагере «Океан», где познакомились друг с другом, озорно да песенно проводили свободное время. Что за праздник без вечёрок, когда зашкаливают все мыслимые пределы концентрации певуний на один квадратный метр?

После конкурсных просмотров были организованы мастер-классы.

—  Учились играть на народных инструментах, разбирались в стилях народных песен. Гости из Бурятии рассказывали, как нужно их петь, как их собирать во время фольклорных экспедиций, на какие категории они делятся. Было много общения, песен и танцев.

Конечно, было жюри. Кого-то похвалили, кого-то поругали, кому-то дали полезные советы. Куда без этого, все-таки творческое состязание. А в программу гала-концерта вошло все самое лучшее.

— Популяризация казачьей культуры, как и всякой традиционной, нужна в крае и в стране, и в каждом удаленном уголке, потому что традиции — это наша основа. Когда ты себя ощущаешь причастным к какому-то роду, какой-то семье, какому-то сословию, какому-то народу, ты ощущаешь себя человеком. Ты гордишься этим. Поэтому нужно сохранять все народные культуры, в том числе и казачью. На Дальнем Востоке казаки — первопроходцы, они осваивали эту территорию. Конечно же, нужно отдавать им дань памяти и гордиться тем, что они среди нас есть, еще что-то помнят и продолжают дело своих предков.

Ремесла

Хорошо на фестивале. Хочешь — слушай казачьи песни, а надоест — ходи, рассматривай атрибуты быта и казачьи костюмы.

— Меня величают Юрьевной, — представилась гостья из Владивостока, статная седовласая женщина. — Я хозяйка «Казачьей лавки» и ателье «Аксинья».  Мы одеваем всех казаков, не только дальневосточных, но и всего мира. Могу похвастаться: казаков из восьми регионов зарубежья — Италии, Румынии, Польши, Германии, Австралии —  мы одеваем по полной схеме. Начали отправлять посылки в Калифорнию. Одеваем всех — и казаков, и казачек в правильную одежду. Мы видим, что делают другие. Не хочется, чтобы это казаки носили.

— Какие основные ошибки?

—  Это касается выбора ткани. Как-то прислали нам костюмы, а лампасы были неправильного цвета. В кантик была вшита кирпичного цвета ткань.  Хотя у казаков — апельсиновый цвет. Да и качество самой ткани страдает. Бывает такое, что и надевать это не хочется. Должна быть мягкая, приятная телу одежда. Все должно быть таким, как было у наших предков, — из льна, хлопчатобумажной ткани, шерсти. Мы не зарабатываем деньги, мы получаем деньги за нашу работу. А за нее нас хвалят.

Юрьевне ли не знать, какой должна быть правильная одежда у казаков. По маминой линии она казачка, и муж, царствие небесное, был казак.

— Я — казачка до мозга костей.

— Что главное для казачки?

— Быть верной своему народу — это раз. Быть хозяйкой в доме — это два. И быть любимой женщиной для мужа — это три.

Рядом с нарядами казак разгуливал — бравый, усатый, с шашкой. Глаз прищурен, с огоньком. А чего ж огоньку не быть? Вокруг девок — тьма, и незамужних, и уже бывалых. А все красавицы, как на подбор, все в народных костюмах,  все нарядные. От красоты такой аж свет меркнет. Чего ж от такого богатства казаку грустным-то быть.

Подъесаул Владимир Колодин, атаман хутора Славный станицы Георгиевская, приехал на фестиваль с ансамблем «Ладья» из Комсомольска-на-Амуре. Этот ансамбль стал лауреатом первой степени.

— Казаки-то есть в Хабаровском крае?

— Есть. Просто до сих пор есть те, которые не признаются, что они казачьего рода. Многим бабушки рассказывали про обычаи. Люди жили и виду не подавали, кто они. Хранили старые фотографии и оружие. В нашем хуторе есть семья, где сохранили старый мужской плетеный пояс. В таких семьях хранят память о своих предках, поколений десять помнят. Мы же в среднем знаем поколения три. Есть те, которые живут согласно традициям и обычаям казачьего народа и при этом воспитывают молодежь.

— Молодежь как реагирует?

— Нормально. Все-таки патриотика, полевые походы. Когда начинаешь рассказывать, проводить мастер-классы, оказывается, что дети — юные казаки, просто они раньше не знали об этом.

— Казаки-то бьют нагайкой своих провинившихся жен?

— Если женщина виновата, она берет нагайку, молча дает мужу. Казак, конечно, согласно традициям, может использовать это средство воспитания, а может и просто поговорить. Есть такая традиция у семейных пар — вести разговоры и высказывать друг другу, что накопилось.

— Так бьют или не бьют?

— Чаще наоборот.

Песни

Их было много. И веселых, так, что усидеть в кресле не было никакой возможности, и грустных. Когда их пели, сердце так сжималось, что не то что холодок или мурашки, готово было выскочить из груди.

Хор украинской песни «Батькiвська Криниця» исполнил старинные песни, известные со времен  запорожского казачества.

— Это строевые, походные. Одна из них — молитва, дума о смысле жизни, в которой казаки оплакивали своих собратьев. Этот жанр был только у запорожских казаков. Я привезла ее в 2013 году, года ездила на остров Кортица. Это остров казачьей славы, — рассказала Наталья Романенко, руководитель хора.

Ой виють витры, та й виють буйни,

Аж дубы, дубы нахыляе.

Сыдыть козак на могыли

Та й витра пытае.

Ой, скажи, витэр, та й скажи, буйный,

Ой, дэ кодэ козацька доля.

Дэ фортуна, дэ надия,

Дэ кодэ козацька воля?

А витэр йому та й отвичае:

Ой, знаю, каже, козак, знаю.

Твоя доля й козацькая

В зэлэному гаю.

Ой, лэжить вона та й прытоптана

Ой, чужимы ногамы.

Схылывсь козак та й заплакав

дрибными сльозамы.

Что касается победителей, то дипломами первой степени награждены хор народной песни «Млада», вокальная группа «Эхо» из Бикина и солистка Дарья Пахомова из Чегдомына.

Бурятские казаки

Театр народной музыки и танца «Забава» из Бурятии завершал гала-концерт. Артисты исполнили знаменитые и совсем неизвестные среднестатистическому хабаровчанину казачьи песни, сыграли на народных инструментах, включая рожки, пилу и стиральную доску.

Кто-то говорит, что нет генной памяти. Вероятно, этот кто-то имеет слишком поверхностные знания о народной исконности, значит, мало слушал песни живьем.

Как запела эта бурятская «Забава», так каждая жилка заиграла, каждая косточка отозвалась, и не было в зале равнодушных. Сидишь, слушаешь, а тут и мурашки по спине, и рыдать хочется от невероятного градуса, и душевности, и искренности, от причастности к русскому народу, к его истории, к боли и радости:

По диким пустыням Китая

 С тоской наболевшей в груди

 По милым семьям изнывая,

Взводами идут казаки.

А там впереди выступает

Седой атаман боевой

Он, горе людей понимая,

с досадою треплет усы.

— В Бурятии-то много казаков?

— Много, — говорит Александр Адианов. В театре он и вокалист, и  мультиинструменталист: и на балалайке мастак играть, и на рожках да жалейках, на стиральных досках, да на чем угодно. Да еще и мастак говорить:  – Казачество сейчас возрождают. Все своими силами делаем. Культуру сохраняем.

Ездили в начале этого тысячелетия по приграничным деревням, искали бабушек и дедушек, записывали у них песни. Нам повезло. Мы застали тех людей, которые еще помнили песни. Там до революции стояли казачьи отряды и охраняли границу. Мы единственный профессиональный казачий муниципальный коллектив в Улан-Удэ.

— Очень вы похожи на забайкальцев.

— Разногласия у казаков появились во времена Гражданской войны. До сих пор приезжаешь в село, а там все беляки такие, до боли в горле. Старый дед как-то подошел к нам и сказал: «Деда моего вздернули!» Что интересно, деревенская молодежь, которая еще не сошла с ума от интернета, еще пока сохраняет казачью культуру, там есть еще кладезь народной культуры. И в Улан-Удэ много знаю казачьих песен, люди передают из поколения в поколение. Песня хранит душу народа.

— Что будет дальше?

— Главное, чтобы люди душу не продали, чтобы не перевирали историю. Пусть она будет такой, какая была — с кровью и ужасом. Если мы будем говорить, что у нас все было хорошо, тогда мы идем к чему-то плохому?  Светлая же жизнь впереди!

И было «Прощание славянки», и зал встал, и зрители негромко подпевали. И в этой негромкости есть своя правда. Любовь к Родине — штука некрикливая, и мощь, если и появляется, так должна идти от сердца.  А может, еще придет время, когда мы все запоем полным голосом по своей воле.

Юрий Вязанкин

P.S.  Ох уж эта «Забава». В какой-то момент устроили потешки на сцене. Не детские. Пели про атамана и молодую казачку, она-де встречает его, чарку наливает. А казак по православному обычаю должен похристоваться с ней — три раза поцеловать — в щеки и в уста. На сцене румяная красавица-казачка, коса — чуть выше пола, в руках поднос, на нем расписной платок, а уж поверх — хрустальный графин и рюмочка. Показали артисты пример, а потом давай вовлекать зрителей. Хабаровчанки из графина в рюмочку наливали, кланялись и мужчинам преподносили. Мужчины в ответ кланялись, выпивали и казачек целовали. Не ждал, не ведал, а и меня на сцену за руку вывели. А я-то и не упирался. Любопытно, что в графине-то. Так честно скажу: не амурская вода. Все по-настоящему, все искреннее, от всей души.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.