Хабаровский художник: Государство эксплуатировало искусство в своих политических целях

Последнее интервью

Разговор Владимира Бабурова со своим сыном

Смерть Владимира Бабурова, художника, скульптора, учителя, писателя, мыслителя, стала неожиданностью для многих хабаровчан. Это неправда, когда говорят, что нет незаменимых людей. Есть, тем более для культурного Хабаровска.

Так получилось, что последнее интервью у него взял его сын Алексей, тоже художник, ювелир, чьи работы находятся в основных фондах Государственного Эрмитажа.  И это, скорее, была даже не беседа, а урок мастера и отца.

Часть первая

— Что значит быть художником?

— Это основная суть моей жизни. Я существую как художник.

— Чем художник отличается от других людей?

— Американские социологи провели исследование. Примерно десять процентов населения Земли обладает какими-то качествами, отличающими их от остальных людей. 90 процентов — обычные люди, те самые, которые ходят на работу каждый день. Но из этих десяти процентов только один процент – люди творческих профессий, остальные – криминал. Вот такой расклад.

Художники должны быть по-своему необычными людьми. А необычность, на мой взгляд, в том, что художники не приемлют рутину – каких-то ежедневных обязательств, они не могут выполнять ежедневно одни и те же действия ради зарплаты. У художников смысл жизни несколько иной — в том, чтобы себя проявлять как созидатель чего-то нового.

По другим социологическим исследованиям, человечество делится на потребителей и  созидателей.  Основная масса людей потребляет и материальные блага, и социальные, и духовные. Художники, как правило,  это люди, ориентированные на созидание.

— Какими качествами должен обладать художник?

— Это качества  в большей степени определяются врожденными способностями. Считается, что художник – это тот, кто умеет рисовать. Научить рисовать можно каждого, если он от этого не будет отбрыкиваться. Умение рисовать – это всего лишь средство передачи визуальной информации.

— Даже есть термин «рисовальщик».

— А художник – это, скорее всего, образ жизни, образ восприятия мира, мироощущение. Хотя этому тоже можно научить. Ни в одном из художественных вузов в нашем государстве, насколько я знаю, не учат на художника. Дают грамоту — рисунок, композицию. А станет ли человек художником или не станет, это дается на откуп самому человеку, имеющему диплом художника.

Бабуровы

— То есть потребность в творчестве не развивают?

— Даже не потребность, не развивают мировоззренческую позицию: что такое есть художник. Каким образом свои художественные задатки в себе обнаружить, как их развить и как реализовать? Это все равно что говорить «писатели – те, кто умеют писать». Но писать умеют все, кто закончил школу. А писателями становятся личности с некими особыми мировоззренческими взглядами, которым есть с чем обратиться к человечеству посредством писания букв. Вот так и художники.

— Образование – всего лишь инструмент?

— Да. Было интервью с нашим эмигрантом в Америке. Он работал в автосервисе. Устроиться в автосервис в США очень сложно, потому там ценятся специалисты. Этот эмигрант рассказывал, что когда ты нанимаешься на работу, просят показать свой инструмент. Если показывают китайский, говорят: «Иди, товарищ, гуляй!». Если человек показывает японский набор инструментов, говорят: «Ну ладно, посмотрим, что ты можешь!». А если человек показывает американский набор инструментов, то берут на работу, не спрашивая.  Русского эмигранта спрашивают: «А ты как попал?». Он отвечает: «Я умею на коробке ездить». Они-то там ездят только на автоматах. На коробке машину американцы даже в гараж не могут загнать.

— Кто бы мог подумать, что этот навык пригодится за границей!

— Неожиданно и в творчестве, и в искусстве может проявиться какая-то черта личности, которая, казалось бы, мало имеет отношения к искусству. Искусство обладает широчайшим спектром отражения мирового самосознания. В мировом сообществе есть разные личности, с разными мироощущениями, с разным мировосприятием, есть очень рациональные формы восприятия мира, есть очень эмоциональные. Искусство способно отражать весь спектр этих ощущений, весь спектр мировосприятия. Поэтому есть художники очень рациональные.  Например, Каземир Малевич с его теорией супрематизма. Это рационально выверенная, продуманная теория. В противоположность ему Василий Кандинский с  экспрессивным абстракционизмом. Когда он выплескивал эмоции в чистом виде на холст в виде каких-то импульсивных движений в зависимости от его настроения. Он вообще исключал логику и рационализм в своем творчестве. Творчество очень широким диапазоном обладает.

А у нас как-то считается, что живопись – это изображение. Изобразить пейзаж, изобразить натюрморт, изобразить человека – это самая примитивная точка зрения.

— Но так считают многие.

— С конца девятнадцатого века это не так, как только появились иные средства передачи действительности. Но у нас как минимум 95 процентов считают, что живопись – всего лишь изображение.

— Какие задачи должен ставить перед собой художник?

— Как-то спросили у Пикассо: «Как вы объясняете смысл своих работ?». Он ответил: «Спросите у соловья о смысле его пения».  Вот так и с этими задачами. Сегодня у меня такое настроение, я сделаю одно, завтра иное настроение,  я сделаю другое. Искусство очень зависит от эмоционального восприятия мира. Эмоции каждый раз могут быть разными. На них влияет и внешняя среда, и внутреннее состояние, и всякие случайности, и все что угодно. Поэтому настоящее творчество вряд ли можно планировать.

 — Какие есть проблемы сегодня у современного искусства?

— На мой взгляд, классификации: современное искусство или несовременное, стили, направления – это всего лишь необходимость искусствоведам как-то разобраться в этом хаосе, внести для этого какую-то систематику, обозначить того или иного художника, принадлежащего к тому или иному кругу творчества, чтобы было хоть как-то легче об этом судить и разговаривать.  По-настоящему современный художник, если он хочет чести перед собой, то что бы он ни творил, будет всегда современен, поскольку он живет в это время, и другому времени у него неоткуда взяться. А  вот попытки как-то себя умозрительно в рамки  какого-то стиля или направления  засунуть, как правило, это вторично, Кроме подражательства ни к чему это не приводит. Будь искренним и будешь современным.

— Часть жизни прожил в Советском Союзе, часть — в современной России. В Советском Союзе была у  художников поддержка. В современной России такая поддержка в значительно меньшей степени. Для развития искусств какая ситуация более благоприятна?

— Я в советское время очень надеялся, правда, не веря, что доживу, что  Советский Союз рухнет и развеется  как неприятный сон.  С тех пор, как это рухнуло, я ни на секунду не пожалел, что советское время исчезло. Эти разговоры о том, что государство поддерживало  художников,  неверны. Государство эксплуатировало искусство в своих политических целях. И кто соглашался в этом участвовать, те были в привилегированном положении и пользовались какими-то преференциями, если не богатствами. Я, может быть, к сожалению, может быть, к счастью, очень мало в этом принимал участия, поэтому особых привилегий я лично не ощущал в то время.

— А как в целом? Сейчас, на мой взгляд, развал специализированных учебных заведений  происходит, те, которые в советское время  были на высоте. Там, где я учился, например, мрак такой, что больно смотреть.  В целом диктатура не есть хорошо. Тот же Ватикан использовал художников как орудие пропаганды.  Фашистская Германия использовала  художников, Советский Союз использовал художников. Но они вкладывали  деньги  в развитие уровня художников в целом.

— У китайцев есть негативное пожелание. Когда кому-то они хотят сказать гадость, они говорят: «Чтоб тебе жить в эпоху перемен!». У нас  эпоха перемен как началась в 90-е годы, так продолжается до сих пор. Пока сейчас, как я думаю, наше государство начинает постепенно восстанавливать экономику, начиная с  природных ресурсов, с нефти, откуда пошли деньги. Сейчас начинают уделять внимание другим сегментам экономики. Постепенно, я в этом уверен, дойдут руки и до искусства.

— Для искусства что лучше? Быть брошенным и делай что хочешь или с государственным финансированием, но с какими-то цензурными ограничениями?

— В целом, несмотря на то, что я барахтаюсь без регулярной зарплаты, но сейчас время более справедливое для художников.

— А для молодого человека, которому надо бы поступать, а учиться негде?

— В советское время московские художественные институты — Суриковское училище, Строгановка — выпускали за год художников больше, чем было в Италии в эпоху Возрождения. Куда все эти художники делись? Где они, эти художники, на которые государство потратило огромные деньги? Нужно ли, чтоб шеренгами и дружными колоннами шли художники?  Художник – это единичная даже не профессия, а личностное явление. Да, нужны хорошие учебные заведения, но именно хорошие, с очень качественной подготовкой. Уже в советское время начиналась профанация в учебных заведениях ради диплома. Набирали старательных девочек, выпускали их, а они рожали детишек и  становились домохозяйками.

— А когда не было профанации?

— Может быть, в дореволюционное время в Российской академии художеств в  Санкт-Петербурге, которая была единственной на всю Россию, не было профанации. Там студенты каждый год проходили конкурс, где распределялись места по итогам их успеваемости. Лучшие студенты награждались стипендиями от государства. Их посылали на стажировку в Италию. При этом срок пребывания был не ограничен. Вплоть до десяти лет. Оттуда они привозили шедевры. Например, Брюллов «Последний день Помпеи» или Иванов «Явление Христа народу». И это был действительно вклад государства в искусство. А теперь у нас в каждой деревне — своя академия. Их все нужно закрыть и оставить одну или в Москве, или в Питере.  Может быть, еще одна нужна в глубинке, например, на Дальнем Востоке, но с очень хорошим материальным обеспечением, с привлечением лучших специалистов, в том числе и из-за рубежа. И с чудовищным конкурсом.

У нас до сих пор нет потребителей искусства. Люди до сих пор судят: похоже или не похоже. А современное искусство требует подготовленности потребителя.  Вот этим и должны заниматься учебные заведения.  Художников не могут быть толпы.

Почему их выпускали много в советское время? А вдруг среди тысячи человек один умненький окажется? А почему бы не набрать пять человек и всех их не сделать умненькими? Но для этого нужен подход.

Продолжение следует

Юрий Вязанкин

Владимир Бабуров — член ВТОО «Союз художников России» с 1993 года. Автор шести памятников, установленных в  Хабаровске и Хабаровском крае. Известность художнику принес памятник писателю Николаю Задорнову на набережной Амура. Он автор скульптурных портретов на мемориальных досках известных людей, в том числе академику Вячеславу Федорову в клинике «Микрохирургии глаза» в Хабаровске.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.