Хабаровчанам показали спектакль по пьесе Фримена

Премьера

Театр драмы в этом году первым среди хабаровских театров  представил премьерный спектакль

 «Люкс для иностранцев» по пьесе английского драматурга Дэйва Фримена – комедия положений в постановке Вадима Паршукова.

Комедия положений любима зрителями – и высокоинтеллектуальными, и простыми гражданами, если, конечно, будет попадание в болевую точку.  Это лучшее лекарство от страхов, начиная от полузабытых детских, заканчивая мужскими или женскими. Если есть супружеские пары, значит, наверняка есть и ревность. А если к этому добавить дурной сервис, проводника и инициатора всяких нелепостей, то вот и рецепт этой нехитрой пьесы.

Зал на премьерном показе  был полон, исходя из разрешенной наполняемости в 50 процентов. При этом и очереди в кассах, и аншлаги,  и публика, теплая, тонко реагирующая, переживающая и очень любящая этот театр.  И есть за что.

 За год исстрадались от вынужденной изоляции и зрители, и артисты. И непонятно кто больше. Театр – такая штука, где соединяются души – и актерские, и зрительские, и к этому примешивается что-то, а может, кто-кто еще сверхъестественный. 

О премьере

«Этот спектакль для того, чтобы люди верили в жизнь, люди верили в любовь, для того, чтобы люди верили в то, что плохое когда-нибудь закончится, — считает Вадим Паршуков, режиссер спектакля. — Это гротесковая история. Гротеск — самый высший пилотаж как актерского, так и режиссерского мастерства, и еще совместного сотворчества. Для того чтобы выпрыгнуть из ситуации пандемии, наверное, нужно давать материал, который смог бы чуть-чуть «сдернуть» артиста. Пандемия может продолжаться у артистов многие годы».

Зрители смеялись, актеров это воодушевляло, порой сильно, но это же все-таки комедия положений. Она обязывает актеров быть смешными, а зрителей смеяться.

Ах, если бы не триптих Босха «Сад земных наслаждений», который был частью декораций, главным украшением номера гостиницы, где и происходило действие.

Порой казалось, что это Босх начинает довлеть над спектаклем, придавая ему мистическое амбре. «Вот сейчас посмеемся, а потом кто-нибудь симпатичный  случайно  и умрет», — почему начинало казаться.

 Словно гостиница, где происходит вся эта кутерьма, — не старое заведение, а рай, где упразднён естественный порядок вещей и полновластно царят хаос и сладострастие. А последнего без пролитой крови не бывает, хотя бы из носа, сломанного в драке.

И в какой-то момент совершенно логичным показалось, что под потолком – неработающая батарея, что на стене здания гостиницы висит на веревке голая дама, а одного их главных героев горожане едва не сожгли, приняв за чучело местного святого.

Этот Босх и создавал неслышную ноту, звучащую на протяжении всего спектакля.  Она где-то усиливалась, а где-то почти затихала. Казалось, словно огромный глаз пристально глядел сверху  и на актерствующих персонажей, и на смеющихся зрителей. Некто  так и не вмешался в действо, происходящее на сцене. Так и должно быть.  Почему? Театр любим и другими силами, иначе бы и не было этого чуда.

 Закончилось все долгим бисированием.  И было за что – и за самоотдачу, и за искренность, и за веру, без актерской веры театр мертв, и за то, что просто их полюбили давно и навсегда.  Не надо говорить, что публика дура.  В своей любви она честна и бескорыстна. А все остальное – от лукавого.

О театре

— Чем же будете удивлять?

— У нас впереди премьеры двух спектаклей: один по пьесе Уильяма Шекспира, второй по пьесе «Последняя жертва»  Александра Островского. Мы «зарядили обойму» в пандемийный период,  теперь будем выпускать премьеры одна за другой, — рассказал Николай Евсеенко, директор  Хабаровского театра драмы, заслуженный работник культуры РФ.

— Нарушали режим?

— Нет, у нас достаточно жестко все соблюдалось.  У нас нет такого уровня заболеваний, как в других учреждениях культуры. Мы работали довольно аккуратно.

— Потерь в творческом коллективе не было?

— Слава Богу!

— Хабаровский краевой театр драмы распахнул свои двери перед зрителями в 1946 году.  Когда будете праздновать юбилей театра?

— Юбилей у нас в марте, а праздновать будем в октябре. Год у нас юбилейный, имеем право. Мы объявляли сезон 75, теперь будет 75 плюс.

— Под юбилей краевая власть финансирование увеличила? Денег больше дали?

— Ну что вы! Ничего дополнительного не дали!  Мы за время пандемии много сами успели сделать. Наверное, мы единственный театр в крае, который отработал несколько премьер в этом году.

В Хабаровск мы везем ярославский театр, а в сентябре мы меняемся  с Камчаткой. То есть хабаровская драма едет в Петропавловск-Камчатский, а Камчатский театр драмы и комедии приезжает в краевой центр.

Хочется много чего еще.  Тот же Ярославль, у нас были договоренности с Брянском, а рядом – Белоруссия, хотелось бы и туда поехать. Хотелось бы, чтобы наш театр еще больший лоск приобрел, чтобы более достойно встречать зрителей и самим было бы приятней сюда заходить.

На октябрь мы перенесли и режиссерскую лабораторию. «Выстрелим» сразу несколькими большими мероприятиями, чтобы наш юбилей ярче зазвучал. Хочется, чтобы это было серьезно и масштабно.

— Хабаровский театр драмы достойно вышел из пандемии?

— У нас есть премьеры, у нас есть зритель. Самый главный показатель успешности театра то, когда зритель стоит в кассе. То, что продают распространители билетов, – одно, а если народ стоит в кассе и билетов нет, значит, это успешный театр.

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.