Хабаровчанам показали балет под героическую симфонию

Победа Хабаровского музыкального театра

В юбилейный, 95-й сезон театр представил премьеру мирового масштаба

Война словно вросла в нашу плоть. Память о сороковых похожа на клеточную память, словно вместе с молоком матери передается она нам.

 Дело здесь не в истории. Это всего лишь наука, всего лишь сухие факты. Разве они в какой-то мере отражают боль от смертей любимых людей – мужей, жен, матерей, отцов, дочерей, сыновей? Она, конечно, притупилась, порой кажется, что все забылось и разгладились складки на траурных одеждах, но почему комок подкатывает к горлу, когда на 9 Мая повторяют «Журавлей» Марка Бернеса?

Разве эти сухие факты хоть в какой-то мере могут передать страшный голод военного времени?  Уже четвертое поколение запасается консервами на «черный день», и эта страсть непреодолима, этот ужас — на генетическом уровне.

Разве можно это переписать? Пока жив хоть один потомок тех, кто участвовал в кровавой мясорубке, это невозможно. И если говорить о звуке войны, это не победные марши, это хруст человеческих костей под гусеницами танков. А пахнет война не порохом победителей, а кровью и землей.

До сих пор находят останки павших в боях с захватчиками, и кажется, что это никогда не закончится. Любое обращение к теме войны становится знаковым. Любое прочтение произведений о войне рождает эмоции.

Ленинградская симфония

То, что Хабаровский музыкальный театр ставит балет, не было сенсацией. В театре есть талантливые танцовщики, более того, уже есть опыт балетных спектаклей.  А вот то, что  театр взялся за балет на музыку Шостаковича,  и не просто музыку, а симфонию № 7 «Ленинградскую»!

- Мы — такие смелые и наглые, что взялись за столь великое произведение, -  рассказала в преддверии спектакля Ольга Козорез, режиссер-постановщик, балетмейстер. - Я с этим живу уже год, и чем больше слушаю, тем больше понимаю, что это просто гениальная музыка, которая вынимает из тебя душу и сердце.

Музыка Шостаковича удивительно современна, удивительно актуальна. Композитор словно был провидцем, в его музыке скрыты такие демоны, такие силы, что порой страшно. В ней такая нечеловеческая любовь, что даже эти демоны проникаются ею.

Это, конечно, наглость — исполнить все четыре части симфонии! Это, конечно же, смелость! Выйти из зоны комфорта, из привычных для оперетты ритмических рисунков и не утонуть в шостаковической гениальности.

— Любая симфония — это не сюжетное произведение. У него нет четкой драматургии. Я попробовала поставить балет на все четыре части и надеюсь, что зритель поймает суть, — считает Ольга Козорез.

Началось все с идеи. О балете сначала мечталось, идея вынашивалась несколько лет, ее даже утверждали на художественном совете театра, а потом почему-то работа откладывалась. И вот, совершенно неожиданно Наталья Сыздыкова, художник по костюмам, стала создавать эскизы костюмов. Позвонили Ольге и сказали: «Начинай!»

— Эту работу не хочется ни доделать, ни переделать, — рассказала Наталья Сыздыкова.  — Много пришлось изучать. Начиная от параметров «Тигра» и заканчивая устройством разных бомб. Это все скрыто присутствует в спектакле.

В спектакле ничего этого зримо не присутствует, все минималистически сдержанно — краски, детали. Главное — музыка и хореографический рисунок. Ничего не должно отвлекать зрителя. Собственно, музыка на переднем плане, там главные мысли и эмоции.

Одиннадцать новелл в балете

— Они идут по синхронизации блокады, — пояснила Ольга Козорез. — Спектакль я ставила про людей и думала, что подвиг в блокадном Ленинграде — это просто жить.

Постановка не давалась легко. Это закономерно. Шостакович не прост. Было такое, когда у Ольги Козорез буквально опускались руки. Она приходила на репетицию и предлагала закончить с экспериментом. Но танцовщики не дали сдаться, не дали пойти на поводу у уныния, чуть ли не бунтовали: «Нет уж, Ольга Анатольевна, давайте делать».

Рассказывать балет, как и рассказывать музыку, тем более Дмитрия Шостаковича, дело неблагодарное.

Оркестр

Пять лет назад и представить было невозможно, что на сцене Музыкального театра будет балет, поставленный на музыку Дмитрия Шостаковича. Не под фонограмму, а исполненную оркестром театра. Руслан Антипинский совершил своего рода подвиг. Из коллектива, сидящего в оркестровой яме, аккомпаниатора звездам сцены, Руслан создал коллектив самодостаточный, собирающий аншлаги, могущий играть мощно, эмоционально.

Это было уже понятно во время концерта со звездами Teatro alla Scala, это получило подтверждение в блистательной концертной программе «От Баха до ABBA», и теперь безусловный успех был закреплен «Ленинградской симфонией».

— Основная сложность — это, конечно, инструментарий. У Шостаковича симфонию исполняет расширенный состав оркестра. Это, например, контрафагот, флейта пикколо, там-там, которых в театральном оркестре просто нет. Но мы постарались сделать так, чтобы даже профессиональный слушатель этого максимально не заметил, — рассказал Руслан Антипинский.

Для усиления была приглашена духовая секция — музыканты из военных оркестров. Такая практика для Хабаровска, как и для России, не новая. Для важных выступлений оркестры усиливают свои составы из других коллективов, ведь все делается для зрителя, для слушателя, он — главное действующее лицо.

В финале балета оркестр вышел из оркестровой ямы.  Выход был постепенный, буквально по музыканту, при этом музыка не прерывалась. В этом была великая правда, заключенная и в музыке Дмитрия Шостаковича. На экран проецировались записи хореографических сцен, а на сцене царил оркестр, царила музыка.

Кто-то из зрителей на новелле «Голод» заплакал, кто-то ближе к концу балета. А в финале казалось, что весь зал чувствовал и боль, и восхищение перед подвигом, и огромную радость Победы.

Юрий Вязанкин

Фото пресс-службы Хабаровского музыкального театра

Ранее ни одному из театров мира не удавалось поставить хореографию на всю Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича целиком. В постановках использовалась только первая часть произведения. Напомним, Седьмая симфония Шостаковича, была исполнена в Ленинградской филармонии в августе 1942 года, в самый разгар блокады города-героя. Она стала музыкальным символом несгибаемого мужества и героизма жителей и защитников Ленинграда.

 «Ленинградская симфония» – бессюжетный балет, состоящий из хореографических авторских новелл. Балетмейстер-постановщик — заслуженный работник культуры России и лауреат премии Правительства России Ольга Козорез. Музыкальный руководитель и дирижёр-постановщик – лауреат премии губернатора Хабаровского края в области театрального искусства Руслан Антипинский. Художник по костюмам – заслуженный художник Хабаровского края, лауреат премии губернатора Хабаровского края в области театрального искусства Наталья Сыздыкова.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.