В Хабаровске руководство школы-интерната замалчивает проблемы учреждения

Школа-интернат или гетто?

Школа-интернат № 3. Папа ребенка, который учится в этом заведении, рассказал, что учебное учреждение испытывает проблемы: здание старое, 1959 года постройки, и требует ремонта, некоторые внутренние помещения не в лучшем состоянии, запущенная территория. Мы (главред, один из родителей, журналисты) приехали сюда, предварительно согласовав с руководством наш визит.

С проблемой мы столкнулись уже на подъездной дороге. Машину подбрасывало  и «водило» из стороны в сторону. А представьте, что испытывают родители, которые приезжают сюда на автобусе и везут на инвалидной коляске ребенка по этим ухабам (по словам того же папы, есть в заведении и такие детки). Как мы узнали позже, дорогу разбили большегрузы, которые сновали туда-сюда к близлежащей школе. Руководство интерната писало письма по поводу этой проблемы, но судя по тому, что ничего не изменилось, реакции на обращения не последовало.

Директор согласилась рассказать о трудностях, которые испытывает школа-интернат. Мы, в свою очередь, пообещали сделать все от нас зависящее, чтобы помочь. Но перед нашим приездом все резко изменилось: у руководства вдруг появились срочные дела. В заведении осталась лишь завуч по воспитательной работе Людмила Иванова, которая вышла к нам в сопровождении начальника службы безопасности.  Приняли нас, мягко говоря, не радужно. В категоричной форме Людмила Григорьевна запретила   фотографировать, снимать видео и записывать разговор на диктофон.

Лестница интерната

Наши аргументы о том, что согласно законодательству разрешения на съемку  в этом случае не требуется, потому как находимся на территории не секретного объекта, никакой силы не возымели. Завуч «гнула» свою линию: получайте разрешение у учредителя – краевого минобра, в противном случае она говорить ничего не будет и попросит нас на выход.

В общем-то мы, находясь во дворе — в здание нас не пустили, и так достаточно увидели: облезлые стены, трещины, неухоженный двор, часть окон деревянные (напомним, здание построили более шести десятков лет назад).  В центре стоит детская площадка, но для такого количества детей она слишком уж скромная. Хотя, как сказали нам ученики, внутри не так давно сделали ремонт. Верим на слово. Дети неоднократно просили оборудовать для них футбольную коробку, но руководство интерната считает, что это деньги, выброшенные на ветер, гонять мяч на площадке никто не будет.

В интернате проживает более 200 детей. Они сложные,  с нарушением умственного и физического развития. Аутизм, детский церебральный паралич и другие заболевания. У некоторых сразу все диагнозы вместе взятые. 47 воспитанников лишены родительского попечения и живут здесь постоянно. Часть детишек ходит в школу, часть обучается на дому.  Никто не сомневается, что с детьми в школе занимаются по особым программам.

На сайте интерната видим, что на базе учебного заведения есть краевой инновационный комплекс, который предлагает «эффективные модели профориентации и социализации обучающихся с умственной отсталостью». Не сомневаемся, что в штате интерната педагоги, обученные специально для занятий с такими детьми. Их называют дефектологами. Редкая специализация, штучный товар. К слову, перед тем  как сюда ехать, нам говорили, что учителя в интернате получают сущие копейки. Мы прямо готовы были мчаться в школу, чтобы быстрее помочь людям, которые, можно сказать, на голом энтузиазме работают со сложными детьми. Но, как выяснилось, педагогический состав к окладу, который имеют обычные учителя в обычных школах, имеют еще 40 процентов надбавки.

Ну да ладно, не будем считать чужие деньги. Я  о том, что какими бы продвинутыми ни были программы в этой школе, почему-то мне кажется, что не меньшую значимость имеет окружающая детей обстановка: классы, комнаты, игровые, территория школы, двор и т.д.  Мы, конечно, понимаем, что здания построены еще во времена царя Гороха и работники интерната делают все возможное, чтобы интернат привести в порядок. В данный момент смету составляют на капремонт кровли, вроде как деньги пообещали на это дело выделить. Обещают, что и коммуникации поменяют.  Говорить о том, что все это будет сделано, мы не можем. Но почему руководство так категорично отказывается от помощи СМИ (которые как были, так и остаются четвертой властью), ссылаясь на учредителя? Непонятно.

Трещины на здании

Правда, Людмила Григорьевна, немного оттаяв, повела нас в грушевый сад. То, что мы увидели, садом теперь назвать трудно. Заросший, запущенный. По словам завуча, соблюдать здесь порядок,  выкашивать траву, ухаживать за деревьями должна городская администрация, но чиновники, якобы, палец о палец не ударили, чтобы заняться благоустройством. В конце сада — помойка, которая пополняется отходами едва ли не ежедневно.  Сразу возле входа лежат какие-то матрацы, тряпки. Как выяснилось, это лежбище бездомных собак. Мимо каждый день дети из интерната ходят в школу. Мало того, по  так называемому саду пройти страшновато даже взрослому  — здесь время от времени прогуливаются посторонние, рядом — многоэтажки и частный сектор,  так еще каждый раз преодолевать пятачок, который облюбовала свора  безнадзорных псов. Правда, по словам Людмилы Ивановой, они отправляли заявку  в соответствующие службы на отлов животных, но здесь как с дорогой: если ничего не изменилось, значит, никто не отреагировал.

Отдельного комментария заслуживает территория школы. Вдоль нее — словно по ул. Муравьева-Амурского ежедневно проходят люди, к интернату не имеющие никакого отношения. Просто в заборе  дырка, и горожане так сокращают себе путь. То есть на территорию интерната в любое время может прийти любой посторонний человек. Хотя нам сказали, что везде понатыканы камеры видеонаблюдения, и они работают. Тем не менее  острой остается проблема так называемых бегунков. Бегут дети. Ну еще бы  им не бежать, если выход с территории свободный.

Помойка в грушевом саду

Мама 11-летнего особенного ребенка рассказала нам, что в классах сделан ремонт, а вот само здание и подъездная дорога, по ее словам, просто жесть.

— Мы выбрали эту школу, потому что близко от дома. Я слышала, что некоторые учителя в ремонт классов вкладывали свои деньги, кто-то еще помогал, родители подключались. Хорошо хоть «доступную среду» обустроили: пандусы, подъемник на третий этаж. А проблем, да, хватает. И дело не только в ремонте. Например, в каждом классе на уроках должны присутствовать так называемые тьюторы, которые следят за поведением детей. Эти же детки не всегда правильно себя ведут: бегают, прыгают. А тьюторов можно по пальцам пересчитать, в моем классе нет, — рассказала Елена. — По поводу подъездной дороги родители писали в мэрию и губернатору. В городской администрации ответили, что при наличии финансирования  дорогу отремонтируют в следующем году.

Руководство интерната осознает все проблемы и очень надеется, что найдется спонсор, который эти проблемы поможет решить. Но сдается, ничего не изменится до тех пор, пока педагоги замалчивают все это.

Юлия Рудакова

Фото автора

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.