Комсомольчане вынуждены в судах отстаивать свое право на пенсию

Повелители пенсий

Дотянуть бы живым до пенсионного возраста… Увы, это не единственная сегодня драма многих обделенных тружеников России. Жители Города юности, подытоживая трудовой путь, все чаще сталкиваются с каверзами представителей Пенсионного фонда России и Фемиды, лишающих их заслуженных трудовых пенсий.

Настораживает рост недостойных для правового государства прецедентов: после «подсчетов» территориального управления ПФР гражданам приходится буквально отстаивать свои, мягко говоря, скромные социальные пособия в суде. Если, конечно, есть средства и силы. Не знаю, как в других городах РФ, но в родном Комсомольске это с пенсионерами становится негласной нормой. 

Вот лишь несколько показательных примеров из моей правозащитной практики. Акушерка родильного отделения городской больницы Елена Гладкая была шокирована витиеватым отказом бюрократов в назначении ей гарантированной законодательством РФ досрочной пенсии «за работу в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения».

Лишь после унизительной юридической процедуры специалисту, добросовестно повышавшему рождаемость в Хабаровском крае, удалось убедить служителей Фемиды в том, что с 90-х годов прошлого века она не просто младенцев сюсюкала, а профессионально принимала роды. В итоге справедливость решением судьи Анны Айзенберг проклюнулась на свет, право на досрочную пенсию Елена Гладкая получила.

Подобные мытарства испытали в течение нескольких лет десятки, может быть, и сотни медработников-комсомольчан, раздавленных  аналогичным  отказом. Управление ПФР ссылалось, как правило, на то, что в сведениях, поступавших от работодателя, местом работы обозначалось не медучреждение, а некое МУП. Сие муниципальное предприятие, по понятиям «повелителей пенсий», просто штамповало на конвейере младенцев как болванки.

Тем временем сотрудники ПФР не раз оставляли в недоумении при назначении пенсий даже представителей производств с «вредными условиями труда».  К такой особой категории в РФ отнесена и профессия сварщика — с правом на льготную пенсию по возрасту. Комсомольчанин Юрий Соколов получил соответствующий отказ в связи с тем, что «…не доказал выполнение сварочных работ постоянно, в течение полного рабочего дня». Формулировка сотрудников ПФР стала поводом к исключению из стажа обескураженного мастера без малого трудовой пятилетки.

В ходе судебного заседания мы  все же доказали, что сварщик – не повар и не чиновник, а значит, в течение всего рабочего дня занимается исключительно вредными работами, определенными трудовым договором. Те, кто приписал моему доверителю «неполный рабочий день», не учли, что такой режим вводится только для несовершеннолетних и беременных. И на этот раз гражданину повезло. Суд учел, что добросовестный сварщик Соколов – не ребенок и не женщина.

С боем и болями в сердцах отстаивали свое право на заслуженную пенсию братья Игорь и Евгений Тропниковы, работавшие слесарями во вредных условиях цеха Комсомольской ТЭЦ-2.  Справки, предоставленные их работодателем в ПФР, официально подтверждали: указанные специалисты трудились при полной занятости в режиме полной рабочей недели.

Только в ПФР, судя по ответу, посчитали филькиной грамотой документы и сведения, за достоверность которых предприятие  несет уголовную и административную ответственность. Еще пример: судья Ольга Сахновская удовлетворила исковое заявление моего клиента Юрия Костина, которому ПФР отказал в назначении пенсии в связи с тем, что компания просто «забыла» внести установленные платежи в Пенсионный фонд почти за 4 года  трудового стажа.

Хотя суть соответствующего постановления Конституционного суда России неизменна: невыполнение работодателем обязанностей по уплате страховых взносов не может служить основанием при подсчете реального стажа работника.

Но особый «гуманизм» проявляется в ином: пускай за безответственность работодателя расплачивается человек. А он в конце трудового пути обязательно поклонится окошечку, над которым недавно появилась новая многообещающая вывеска – «Центр предоставления государственных услуг и назначения пенсий». 

Именно здесь высчитывается уровень благополучия в старости. Технологии отказов, фактически от лица государства, совершенствуются. Достаточно поставить гражданина перед вопросом: «…а докажи, что ты не верблюд».  Не сумел доказать в суде – значит, погружайся в нищету. Или вкалывай, где придется, на старости лет.

Как признают кардиореаниматоры  городской больницы, растет число пациентов, которые после изматывающих рабочих пятилеток вместо заслуженного отдыха заработали инфаркт в  кабинетах местного офиса  ПФР и  коридорах   судебных инстанций. Ходят  туда пенсионеры «города президентского внимания» в поисках правды как на новую работу. Безуспешно пытаясь отстоять свои права, пенсионеры Комсомольска глотают корвалол, клянут судьбу, затем несут сбережения, если, конечно, они есть, адвокатам и  взывают к  правосудию. И дай бог им не столкнуться с современными мизантропами в судейских мантиях.

Местным специалистам по трудовым спорам, конечно, выгодна очередь обделенных пенсионеров у адвокатских коллегий. Они и не пытались вынести на широкое обсуждение очередные вопиющие тенденции.  Это тоже заработок. Естественно, в условиях подобной «юридической самоизоляции» далеко не всем обделенным гражданам удается установить в суде даже самую очевидную истину.

Очередной жертвой подобного произвола стал бывший корреспондент федеральных и краевых изданий в Комсомольске-на-Амуре 56-летний Юрий Ковалёв. Скромную военную пенсию военкомат назначил ему в 31 год после службы военным репортером в местах, где государство считает год выслуги за три. Таких ранних пенсионеров в наших краях немало.  Отношение к ним  со стороны  ПФР после очередных десятилетий труда на гражданке занимает особое место в современной юридической практике. 

Судьба майора запаса Ковалева очень даже показательна. Профессиональный журналист, уволенный в начале 90-х при сокращении постсоветской армии, продолжил работу корреспондентом «Аргументов и Фактов» на Камчатке, где впервые столкнулся с угрозами беспредельщиков после публикации собственных расследований.

С 2000 года переехал в Комсомольск – родной город жены.  Здесь он продолжил свою собственную соцзащиту населения, борьбу с коррупцией и криминальным бизнесом. Добывал при содействии спецслужб и компетентных источников факты, прямо указывающие на прокуроров вне закона, нечистоплотных полицейских начальников, самодеятельность местных судей. 

В качестве редактора городского издания, комсомольского собкора главной газеты России в ДФО, а затем  представителя региональной газеты в северных районах  Хабаровского края он сумел довести до читателя  сотни громких разоблачений.  Большая часть информации добывалась в регулярных командировках на север края, порой в населенных пунктах и стойбищах, где репортеры до него криминал никогда не копали. 

В 2014 году его уникальную деятельность осветит  в часовом вечернем интервью радио «Звезда». Ведь журналист-расследователь Ковалев явился в свое время  не только инициатором возбуждения громких уголовных дел. Именно к нему выстраивалась очередь жертв административного произвола. В Комсомольске, как вспоминают его коллеги, он был единственным, кто обличал в прессе негодяев.

Как отметила «Звезда», бывший военный репортер стал на гражданке «дальневосточным чемпионом» по количеству исков, которые подавали на автора аналитических репортажей топ-менеджеры, госчиновники и бандиты после угроз физическими расправами, зафиксированными СКР.

Во всех судебных инстанциях ответчик Юрий Ковалев без поддержки выжидающих решения редакций рвал нервы, но одерживал непростые победы. Проиграл журналист лишь один раз разорителю десятков крупных предприятий, который, по информации органов, был тесно связан с арбитражным судьей. Он наказал правдоруба примерно на 3 его «северных» зарплаты.

Сегодня подрастерявший здоровье журналист сам оказался беззащитен перед ПФР и его «партнерами» в суде. Достигнув возраста, дающего право на назначение страховой пенсии за работу на Крайнем Севере и в местностях, к нему приравненных, Юрий Ковалев написал соответствующее заявление. Ответ ПФР ошеломил. Счетоводы не засчитали в его «северный стаж» ни один из периодов работы в Комсомольске, мотивировав тем, что офисы краевых и федеральных газет находятся в Хабаровске, где северные льготы не действуют.

И снова в суд, теперь уж в качестве истца. Подтверждением «факта рабочего места» стали прямые доказательства в виде расчетных листков журналиста Юрия Ковалёва. В них запрошенные организации черным по белому указали судье Анне Сердюковой на  северные надбавки и районные коэффициенты. Ни в Хабаровске, ни в Москве таких надбавок к зарплате нет.

Суд не принял во внимание и тысячи общедоступных публикаций, 100% которых истец подготовил для официальных СМИ исключительно в районах Крайнего Севера и территориях, к ним приравненных. В редакцию, как могут подтвердить его бывшие коллеги, репортер прибывал лишь несколько раз для подписания трудовых договоров, получения командировочных документов, вручения «Золотого пера» и за наградами Союза журналистов России «За высокие достижения в деятельности репортера-расследователя».   

Свидетелями труда журналиста наверняка могли бы выступить не только его коллеги и представители бывшего руководства. Сотни тысяч граждан, права которых он отстаивал в печатных СМИ почти 2 десятилетия исключительно на Крайнем Севере и приравненных к нему территориях, укажут по его статьям адреса социальных бедствий, скрытых экономических преступлений, человеческих трагедий и дальневосточного криминала.

Тем не менее суд отказал в удовлетворении иска. Сославшись на выписку из индивидуального лицевого счета застрахованного лица, судья Анна Сердюкова фактически продублировала доводы чиновников ПФР. А именно: «страхователи не указали территориальные условия труда, что не позволяет включить данные периоды в специальный стаж работы…»

В ближайшее время дело журналиста подлежит рассмотрению в апелляционной инстанции. Сам Юрий Ковалев убежден, что краевой суд объявит в своем решении истину, честно определив реальные места его работы после переезда с Камчатки на север Хабаровского края. В итоге обнародую некоторые строки из апелляционной жалобы моего доверителя:

«…Никто в нашем государстве не посмеет усомниться в трудовой деятельности советских, русских людей, работавших вдали от кабинетов работодателей и бухгалтерий. «Офис» полковника Исаева-Штирлица также находился в Москве, а трудился он на благо Родины в фашистской Германии. Опровергать любым способом такие истины – невиданный цинизм…»

Олег Паньков, г. Комсомольск-на-Амуре

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.